• Журнал «Юридический справочник руководителя» апрель 2012
  • Рубрика В фокусе

Елена Полеонова: «Начиная процедуру банкротства, и должник, и кредиторы должны быть готовы к немалым расходам»

  • 0 комментариев
В последние годы законодательство о банкротстве менялось несколько раз. Не прекращаются разговоры о введении процедуры банкротства для физических лиц. Актуальность проблеме добавляет и недавний кризис. Об ошибках руководства компаний, которые находятся на грани банкротства, а также рекомендациях по спасению бизнеса мы поговорили с Еленой Полеоновой, партнером «Олевинский, Буюкян и партнеры».


О последних тенденциях в судебной практике по процедурам банкротства журналу рассказал партнер правового бюро «Олевинский, Буюкян и партнеры» Елена Полеонова. Эксперт разъяснила, во сколько может «обойтись» банкротство, какие ошибки чаще всего допускают руководители организаций-должников, а также почему не стоит платить «отступные» одному из кредиторов в ущерб другим.


– Елена Юрьевна, какие тенденции последних лет Вы могли бы отметить в процедуре банкротства?

– Я ознакомилась со статистикой рассмотрения дел о несостоятельности за последние пять-шесть лет. Самое большое количество заявлений о признании банкротом поступило в 2006 году – больше девяноста тысяч. Уже на следующий год количество снизилось более чем в два раза. В 2008 году опять было небольшое снижение. А вот в 2009-2010 годах снова рост, хотя и незначительный, и это, я думаю, связано с экономическим кризисом.

– На Ваш взгляд, в чем причина падения количества дел о банкротстве в 2007 году?

– Резкое снижение количества дел о банкротстве в тот период я связываю с изменениями в законодательстве о регистрации юридических лиц. Изменения позволили регистрирующим органам исключать из единого реестра юрлиц те организации, которые не представляли отчетность в течение года и по банковским счетам которых не было движения. Эти факторы свидетельствуют о том, что организация фактически не работает, и регистрирующий орган – Федеральная налоговая служба и ее территориальные подразделения – вправе самостоятельно исключать «фантомы» из ЕГРЮЛ. Причем даже в том случае, если у таких предприятий имеется задолженность по налогам.

– Но эти изменения были приняты еще раньше – в 2005 году.

– Да, в 2006 году судьи еще не торопились их применять. А потом, когда вал заявлений о банкротстве захлестнул суды, Высший Арбитражный Суд дал соответствующие разъяснения. И суды стали возвращать такие заявления о признании должников банкротами, объясняя, что налоговые органы могут самостоятельно исключить предприятие из ЕГРЮЛ, поэтому последние должны реализовывать свои полномочия, а не идти в суд.

– Знакомый юрист из налоговой инспекции рассказал, что большинство судебных исков в то время касалось «однодневок». Наверное, это тоже напрямую связано с количеством дел о банкротстве?

– Можно предположить, что многие обанкротившиеся фирмы были «однодневками», созданными для каких-то операций на короткий период. А после этого их учредители просто бросали эти фирмы. Хотя, как правило, учредителями таких компаний выступают подставные лица, многие из которых могли и не догадываться о своем участии в данных организациях. Я хорошо помню, что именно в тот период – в 2006-2007 году – у юристов нашей компании было много проектов, связанных с банкротством отсутствующих должников. В то время в суды могло поступать до тысячи заявлений о банкротстве в день.

– Что происходило в кризисное время?

– В 2009-2010 годах количество заявлений о банкротстве немного выросло. И в первую очередь связано это было с кризисом: многие предприятия обанкротились в силу объективных причин. Но в прошедшем 2011 году количество опять сократилось – на семнадцать процентов. По данным Высшего Арбитражного Суда, среди предприятий, в отношении которых были введены процедуры банкротства, сократилось количество сельскохозяйственных. Еще довольно серьезно по сравнению с 2010 годом сократилось количество банкротств кредитных организаций – в четыре раза.

– Было ли это связано с государственной поддержкой?

– Думаю, да. Мировой экономический кризис, конечно, стал экзаменом на выживаемость – выстояли самые сильные. С другой стороны, это и процесс очищения экономики. Безусловно, поддержка государства способствовала тому, что число банкротящихся кредитных организаций сократилось.

– Среди остальных были «выжившие» в банкротстве?

– Да. Статистика говорит о том, что выросло количество должников, в отношении которых вводились реабилитационные процедуры – внешнее управление и финансовое оздоровление. Кроме того, растет количество заключенных мировых соглашений. Мне эти данные кажутся обнадеживающими. Это значит, что находятся инвесторы, которые готовы оздоравливать предприятия, вести восстановительные процедуры.

– Как Вы думаете, с чем это связано?

– Отчасти с тем, что собственники, акционеры, участники не хотят допускать разорения своих предприятий и надеются вывести их на производственный уровень. В процедурах финансового оздоровления и внешнего управления вводится мораторий на погашение требований: предприятие оказывается в более комфортном положении, когда отдельный кредитор не может взыскать с него задолженность, то есть появляются более спокойные условия для хозяйствования. В этих процедурах предприятие продолжает действовать, избавляется от ненужных активов. Если есть какое-то имущество, которое давно не используется, предприятие может его реализовать и получить оборотные средства.

Более того, в процедуре внешнего управления составляется план, в соответствии с которым имущество предприятия может быть продано, передано в аренду, внесено в уставный капитал другого общества. И даже само предприятие может быть продано. Хотя в этой части законодательство «пестрит» пробелами: больше вопросов, чем ответов. Причина зачастую в том, что любое законодательство следует за реалиями. Складываются правоотношения – появляется необходимость в их регулировании. Законодательство вообще более консервативно, чем действительность.

– Вы согласны с мнением, что реабилитационные процедуры можно назвать «ренессансом» для предприятия?

– В плане внешнего управления как раз и может быть предусмотрено заключение каких-то контрактов, сделок, которые помогут предприятию в более-менее удобных условиях хозяйствования все-таки выйти на восстановление своей платежеспособности. Для этого, конечно, нужна добрая воля кредиторов. Кстати, и мирового соглашения без согласия кредиторов достичь не получится.

Вы видите начало этой статьи, чтобы читать всё


на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.
за 300 руб.

  нет голосов

Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы

Вниманию тех, кто оформил подписку через ООО «Межрегиональное агентство подписки» (ООО «МАП»): важная информация для вас размещена здесь.

Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.