• Журнал «Юридический справочник руководителя» октябрь 2018
  • Рубрика Юридическая ответственность

Практика взыскания убытков с недобросовестных переговорщиков

Из статьи вы узнаете, как взыскать убытки с несостоявшегося контрагента, который сорвал переговоры, и какие доказательства для этого нужно предоставить суду. Поговорим о типичных проблемах, которые могут возникнуть у истцов, и работающих способах их решения. Также разберем несколько наиболее резонансных судебных актов о привлечении к ответственности за выход из переговоров.


Не так давно ГК РФ пополнился новыми для нашего права конструкциями. Федеральный закон от 08.03.2015 № 42-ФЗ ввел положения об ответственности за срыв переговоров. Эти нормы сразу же породили волну слухов и недопонимания со стороны предпринимателей: законодатель покусился на самое святое – процесс торга за условия сделки. Приходилось слышать самые странные вопросы. Начиная от: «А что, мне теперь нельзя сразу с несколькими контрагентами вести переговоры? Ведь кому-то из них придется отказывать, а вдруг они денег за отказ потребуют?» и заканчивая: «Мне что, теперь вообще никому в сделке отказывать нельзя?»

См. статью «Как защитить интересы компании на переговорах о заключении сделки» журнала № 2′ 2017

Разберемся, о чем на самом деле идет речь в законе и когда недобросовестность в ведении переговоров будет грозить санкциями.

Что в новой статье?

Теоретически убытки, возникшие из-за недобросовестных действий будущего партнера, можно было взыскать и раньше. Основания – ст. 10 и 1064 ГК РФ (недопустимость злоупотребления правом и обязанность компенсировать ущерб, причиненный противоправным поведением). Впрочем, реально провернуть этот трюк было практически невозможно. Для решения проблемы было предложено внести в ГК РФ специальные нормы об ответственности недобросовестных переговорщиков1. Результатом стало появление ст. 434.1 «Переговоры о заключении договора» ГК РФ. Суть ее можно изложить в нескольких тезисах:

  • каждый свободен в проведении переговоров и самостоятельно несет связанные с ними расходы. Никто не может отвечать за то, что переговоры не принесли результата;
  • переговоры надо вести добросовестно. С недобросовестной стороны можно потребовать компенсацию убытков;
  • под страхом возмещения убытков нельзя разглашать или использовать ненадлежащим образом конфиденциальную информацию, полученную в ходе переговоров;
  • стороны вправе заключить соглашение о порядке ведения переговоров. В нем, в частности, можно подробно расписать, какое поведение будет добросовестным, а какое – нет, а также указать, кто, что и в каком случае будет возмещать.

На первый взгляд в ст. 434.1 ГК РФ все логично и правильно. Проще всего, естественно, с ответственностью за разглашение конфиденциальной информации. Эта тема достаточно известна, а порядок работы с документами сторонам, как правило, понятен. Особой разницы между привлечением к договорной ответственности и к ответственности при срыве переговоров по данному основанию нет. Другой вопрос, что технически сделать это достаточно сложно, т.к. нужно доказать факт разглашения, размер убытков и причинно-следственную связь.

Также не вызывает серьезных вопросов соглашение о порядке ведения переговоров. Понятно, что готовить его в связи с переговорами о поставке мелкооптовой партии товаров смысла нет. Но стоит серьезно подумать об этом соглашении, когда планируется большая и сложная сделка, например, с недвижимостью или ценными бумагами.

К сведению
Свернуть Показать

Суды готовы применять ст. 434.1 ГК РФ не только к преддоговорным переговорам. Ссылки на нее встречаются и в спорах об изменении (расторжении) уже действующих договоров (см., например, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.06.2017 № 09АП-21107/2017 по делу № А40-176224/16).

Кого касается?

Законодатель не сделал различий при применении ст. 434.1 ГК РФ для предпринимательской или не предпринимательской деятельности. Однако вывел из зоны ее регулирования потребителей. При этом предприниматели при переговорах с потребителями ответственность несут. Сложно сказать, чем было вызвано такое исключение. Наиболее вероятная причина – сместить баланс интересов в сторону заведомо более слабой стороны переговоров по таким сделкам. Впрочем, даже если бы этого не произошло, едва ли к потребителям часто предъявлялись бы иски по ст. 434.1 ГК РФ (просто в силу специфики подобных сделок и порядка ведения переговоров по ним).

Итак, к ответственности на основании ст. 434.1 ГК РФ могут быть привлечены:

  • любые юридические лица (предприниматели) по всем видам сделок между собой;
  • юридические лица и индивидуальные предприниматели при реализации товаров (работ, услуг) потребителям;
  • «физики» при ведении переговоров друг с другом. Как мы уже отмечали, иммунитетом обладают только потребители, а этот статус физические лица могут получить лишь при взаимодействии с бизнесом. Соответственно, с точки зрения буквы закона при недобросовестном ведении переговоров друг с другом (например, о покупке недвижимости) физические лица также могут быть привлечены к ответственности. Даже несмотря на то, что покупка (продажа) направлены на удовлетворение их личных потребностей.

Практические проблемы

Первая проблема видится в том, что статья во многом построена на субъективных оценках. Прежде всего, речь идет о добросовестности. Она тесно связана с такой неопределенной категорией, как справедливость. В результате на исход дела может повлиять очень многое: от ораторских способностей представителя до личных предпочтений судьи (мы же помним, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению).

Вы видите начало этой статьи, чтобы читать всё


на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.
за 300 руб.

  нет голосов

Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы

Вниманию тех, кто оформил подписку через ООО «Межрегиональное агентство подписки» (ООО «МАП»): важная информация для вас размещена здесь.

Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.