• Журнал «Юридический справочник руководителя» июнь 2019
  • Рубрика Корпоративные вопросы

Четыре типичных повода для корпоративного спора. Изучаем судебную практику

В предыдущем номере мы систематизировали причины корпоративных конфликтов, а также способы их избежать. К сожалению, здесь, как с беременностью или интересными болезнями – ​средства предохранения люди часто не используют, несмотря на их наличие. И причины те же: романтика (доверие) и недооценка рисков (русский авось). Но даже использование защитных средств не дает 100% гарантии от корпоративного конфликта. Поэтому нам есть чем продолжить тему. В настоящей статье мы обратимся к конкретным судебным делам и вникнем в детали нашумевших корпоративных конфликтов. Уверены, многие читатели увидят параллели с их собственными компаниями. А может быть, даже диагностируют тревожные симптомы.


Говорящие цифры

Судебная статистика гласит: в 2016 г. арбитражными судами было рассмотрено 15 668 корпоративных споров; в 2017 г. – 18 390; а в 2018 г. – 20 2551. Как видно, количество таких дел из года в год неуклонно увеличивается. Вероятно, участники корпоративных отношений склонны искать защиту именно в суде. Хотя каждому известно, что худой мир всегда лучше доброй войны. Простой экономический расчет наверняка покажет, что без суда при разумном подходе решить любой корпоративный конфликт просто выгоднее. Но, увы, действиями участников конфликта часто руководят не расчеты, а эмоции, традиции, эгоизм, гордыня, жажда мести и т.п.

Перспективы в суде

Итак, вы не озаботились вопросом о том, как цивилизованно конфликтовать или «разбегаться» при возникновении конфликта. И не смогли решить все вопросы по-доброму. А конфликт у вас немаленький. Связан, например, с анализом деятельности компании за несколько лет. С обоснованием, почему ваш ответчик – нехороший человек по тем или иным причинам. Что ждет вас в суде?

Бывают, конечно, достаточно динамичные, короткие по времени споры. Но в стандартном корпоративном конфликте чаще всего не так. Вы будете платить немалые деньги юристам, тратиться на госпошлины и нести массу других издержек. Например, терять выручку и прибыль, отказываться от участия в закупочных процедурах, привлекать новых контрагентов, нести репутационные потери. Обязательно найдутся и другие статьи неожиданных расходов. Каждый спор индивидуален.

Известен случай, когда суд удовлетворил иск участника об истребовании документов ООО и назначил астрент (специальный штраф за неисполнение судебного решения) – 5000 руб. в день до полного исполнения решения. Вроде не так и много, но передача документов по решению идет уже четвертый месяц…

Подробнее об астренте смотрите статью «Компенсация за неисполнение решения суда: первая практика» журнала № 11’ 2015

Кроме того, вы можете столкнуться:

  • с необходимостью вести несколько (иногда десятки) судебных дел параллельно;
  • попытками ареста счетов и имущества;
  • судебными запретами на распоряжение долями и внесение изменений в ЕГРЮЛ;
  • апелляциями и кассациями;
  • административными проверками компании (во всех мыслимых сферах), в т.ч. по инициативе оппонентов;
  • визитами правоохранительных органов (в рамках уголовных дел и прокурорского надзора);
  • криминальными методами воздействия;
  • созданием «красочной» картинки в СМИ;
  • банкротством и т.д.

И, конечно, вас будут терзать сомнения о том, что в суде все заранее решено против вас. Будет казаться, что в связи с этим нужно срочно предпринимать какие-то действия. И касаться это будет не только суда, но и всех остальных государственных органов.

В общем, конфликтный способ разрешения корпоративного спора – это нервно, долго, дорого и рискованно по отношению к вашему бизнесу. Хотя иногда другого выхода или нет, или его вам просто не оставляют.

Третейское разбирательство

С 1 февраля 2017 г. большинство корпоративных споров2 можно передавать на рассмотрение третейского суда (ст. 225.1 АПК РФ, ч. 7 ст. 13 Федерального закона от 29.12.2015 № 409-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты…»). Об этом можно договориться изначально (в уставе или в корпоративном договоре) или при возникновении конфликта.

Смотрите также статью «Реформа третейских судов: старый арбитраж на новый лад» журнала № 3’ 2016

Вот только решение корпоративных конфликтов в третейском разбирательстве пока не пользуется популярностью. Дело в том, что за третейскими судами закрепилась негативная слава. Совсем недавно их насчитывалось несколько тысяч, и большинство из них были «карманные». Кроме того, корпоративный конфликт плохо ассоциируется с третейским судом.

В защиту третейского разбирательства есть несколько веских аргументов.

Во-первых, все «нехорошие» третейские суды «убил» только что упомянутый Федеральный закон от 29.12.2015 № 409-ФЗ, который вступил в силу осенью 2016 г. Те суды, которые могут рассматривать корпоративные споры, получают разрешение на осуществление деятельности напрямую в Правительстве РФ по представлению Минюста России. И с осени 2016 г. таких судов появилось только пять.

Во-вторых, если сопоставить расходы, которые стороны корпоративного конфликта при его полномасштабном развитии могут понести в суде, и стоимость третейского разбирательства, то последнее наверняка выиграет с большим отрывом.

В-третьих, обычная судебная процедура публична. «Грязное белье» компании будут полоскать все, кому не лень (или кому интересно). Простой пример: в рамках нашей статьи мы разбираем чужие кейсы – они открыты и общедоступны. А третейское разбирательство – практически всегда тайное. Поэтому рассказать о третейском споре мы просто не сможем.

Представим, что есть какой-то принципиальный вопрос, для решения которого требуется независимый арбитр. Стороны готовы к конструктивному диалогу, но решить свой спор сами не могут. При этом они не успели пуститься «во все тяжкие»: административные и правоохранительные органы не привлечены, СМИ тоже не в курсе. Третейская процедура в данном случае – то, что доктор прописал.

В-четвертых, третейское разбирательство не только тайное, но и, нередко, более профессиональное. Кроме того, в этой процедуре вы можете постараться обезопасить себя от влияния на спор коррупционных факторов. Если для рассмотрения спора по договоренности сторон назначается три арбитра (можно и больше), то одного из них выберете и назначите вы. Он даже не обязательно должен быть юристом.

Поводы для споров

Теперь перейдем к конкретным примерам конфликтов. Охватить все возможные причины и поводы мы не сможем. Но пока рассмотрим только дедлок (когда два участника с долями по 50% не могут прийти к единому мнению), выход участника из ООО, истребование документации общества. А также ситуацию, когда бизнес оформлен на номинальное лицо и, чтобы защитить активы, истинный бенефициар компании вынужден выйти из тени (иногда применяется такой интересный термин, как «корпоративный стриптиз»).

1. Дедлок

Ситуация, когда переговоры зашли в тупик, а формального перевеса ни у кого нет, характерна для непубличных АО и ООО. В прошлой статье мы рассказывали про риски распределения бизнеса 50 на 50. Если в компании два собственника с равными долями и между ними случится конфликт, то разрешить их разногласия порою не поможет даже суд. Возникает логичный вопрос: что можно реально сделать в этой ситуации? Есть несколько вариантов.

1) Провести повторное собрание с заниженным тридцатипроцентным кворумом. Эта возможность предусмотрена только в АО (п. 3 ст. 58 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», далее – Закон об АО). Но это всегда нечестный путь. Невозможно представить себе оппонента, который в ситуации конфликта два раза подряд получил извещение о собрании и осознанно не пришел. Обычно впоследствии выясняется недобросовестность инициатора собрания при извещении второго акционера.

2) Признать неголосующими акции или долю второго участника на конкретном собрании из-за того, что тот злоупотребляет правами. Идея, конечно, интересная, но шансы реализовать ее практически нулевые.

3) Исключить оппонента из состава участников ООО (в отношении АО подобный механизм отсутствует). Такая опция предусмотрена в абз. 4 п. 1 ст. 67 ГК РФ и в ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон об ООО). Это возможно только при грубом нарушении участником своих обязанностей. Или в ситуации, когда он своими действиями (бездействием) затрудняет деятельность общества. Например, не ходит на собрания или не голосует, чем мешает нормальной деятельности общества. Эффективно использовать этот инструмент на практике тоже почти невозможно.

Смотрите также статью «Исключение участника из ООО» журнала № 9’ 2012
Судебная практика
Свернуть Показать

Два собственника владели равными долями в уставном капитале ООО. Они договорились, что каждый из них по очереди будет генеральным директором и меняться они будут раз в пять лет.

Спустя время отношения между участниками разладились, и один из них обратился в суд с требованием об исключении другого из общества. Он указал, что за пять лет директор ни разу не провел очередных собраний, действовал в ущерб интересам компании, причинил ей убытки.

Ответчик подал встречный иск: обвинил истца в неоднократном уклонении от участия в общих собраниях, а также в действиях, затрудняющих работу фирмы.

Суды разных инстанций удовлетворяли то основной иск, то встречный. Точку поставил ВС РФ: отказал обоим. Он указал, что задача суда – защитить ООО. Когда недоверие между участниками достигает критической отметки, они перестают защищать интересы фирмы и начинают сводить счеты друг с другом. В такой ситуации правильно либо ликвидировать фирму, либо одному из участников выйти из нее. А вот оснований для исключения участника из общества в такой ситуации нет (определение ВС РФ от 08.10.2014 по делу № 306-ЭС14-14, А06-2044/2013).

Логика суда в подобных случаях такова: для исключения из компании участник должен совершить слишком много «подвигов». А основной посыл ВС РФ в данном деле: разбирайтесь сами. Выводы высшей судебной инстанции были восприняты другими судами (см., например, решения Арбитражного суда Брянской области от 29.03.2018 по делу № А09-7751/2017, Арбитражного суда Омской области от 01.10.2015 по делу № А46-16210/2014).

4) Принудительно ликвидировать компанию в связи с невозможностью дальнейшей деятельности (подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ). Случаи применения этого способа крайне редки. Но, мы полагаем, они бывают чаще, чем исключение участника из ООО. К тому же такая ликвидация может быть применена к любой компании: и к АО, и к ООО.

Судебная практика
Свернуть Показать

В 2008 г. в АО вспыхнул корпоративный конфликт между двумя акционерами с равным количеством акций (50% на 50%). К моменту рассмотрения данного спора в арбитражный суд было подано 177 исков от обеих сторон. Оппоненты взыскивали друг с друга убытки, признавали недействительными сделки, обжаловали решения собраний.

Директор (ставленник одного из акционеров) был дважды дисквалифицирован в административном порядке. А новый так и не был выбран (в ситуации 50/50 это было невозможно). В деле есть описание еще множества обстоятельств, свидетельствующих о дальнейшей невозможности деятельности общества.

В связи с критической массой этих обстоятельств все инстанции пришли к выводу, что компания должна быть ликвидирована, т.к. дальнейшая деятельность невозможна (подп. 5 п. 3 ст. 61 ГК РФ, п. 29 постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации»). В качестве ликвидатора суд назначил арбитражного управляющего, т.к. он является специалистом по прекращению деятельности компаний с погашением долгов и распределением оставшегося имущества среди акционеров (постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.09.2015 по делу № А46-12003/2014).

Смотрите также статью «“Страшная” дубина дисквалификации» журнала № 9’ 2011
Подробнее о постановлении Пленума ВС РФ от 23.06.2015 № 25 смотрите статью «Общие положения ГК РФ: ВС РФ разъясняет» журнала № 10’ 2015

К слову сказать, АО так и не было ликвидировано. Но лишь потому, что уже в 2016 г. акционеры, наконец, смогли договориться и заключили мировое соглашение. Вероятно, грозящие при ликвидации потери активов наконец-то смогли произвести отрезвляющий эффект.

Для предотвращения подобных ситуаций напоминаем совет из нашей первой статьи: не допускайте равное распределение долей (акций) в обществе. А если по-другому не получается, заключите корпоративный договор и предусмотрите в нем механизм выхода из дедлока.

2. Участник (акционер) истребует документы

Участник (акционер) имеет право получать информацию о деятельности компании, а также знакомиться с бухгалтерской и другой документацией. Порядок запроса, получения и ознакомления с бумагами установлен в корпоративных законах.

Смотрите также статью «Знакомьтесь: новый порядок предоставления корпоративной документации» журнала № 11’ 2017

За невыполнение требований о предоставлении документов или информации компанию могут оштрафовать на сумму до 700 000 руб. (ч. 1 ст. 15.19, ч. 2 и 11 ст. 15.23.1 КоАП РФ, п. 7 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»).

Казалось бы, все процедуры четко регламентированы законом. Но и здесь не обходится без споров. Иногда для менеджмента компании (реже – для участников или акционеров) чье-то стремление получить бухгалтерские и иные документы не несет ничего хорошего. Особенно часто так бывает, когда в компанию пришли новые собственники.

При получении информации и документов участник (акционер) может развернуть кампанию по оспариванию сделок и взысканию убытков с контролирующих лиц, которые прежде спокойно жили и потихоньку выводили активы. Бывает, что долю в компании купили конкуренты и стоит задача до последнего защищать тайны бизнеса.

Один из самых нашумевших споров (по упоминаниям в СМИ и последствиям для акционеров) по поводу получения информации о деятельности общества произошел между ОАО «Тольяттиазот» и ОАО «Объединенная химическая компания “Уралхим”» (далее – ОАО ОХК «УРАЛХИМ»).

ОАО ОХК «УРАЛХИМ» приобрело акции ОАО «Тольяттиазот» с долей голосов около 7,5%. А в 2009 г. обратилось с требованием предоставить протокол годового общего собрания, договоры с аудиторами, положения о порядке выплаты вознаграждений и компенсаций членам совета директоров и ревизионной комиссии.

ОАО «Тольяттиазот» требования акционера не исполнило, и по этому поводу состоялось судебное разбирательство, которое закончилось в пользу ОАО ОХК «УРАЛХИМ» (постановление ФАС Поволжского округа от 15.11.2010 по делу № А55-18856/2009). Не обошлось и без обращения в Федеральную службу по финансовым рынкам с требованием привлечь общество к административной ответственности.

Конфликт перешел также в уголовную плоскость: в отношении бывших руководителей ОАО «Тольяттиазот» были возбуждены уголовные дела за мошенничество в особо крупном размере и злоупотребление полномочиями. Основанием для обвинений стало расследование в отношении поставок продукции на экспорт по заниженным ценам. Ущерб от действий руководителей ОАО «Тольяттиазот» оценивается примерно в 1,5 млрд долларов.

Оценка действий ОАО ОХК «УРАЛХИМ» в СМИ давалась разная. Некоторые утверждали, что приобретение доли в обществе, истребование документов и возбуждение уголовных дел – не что иное как рейдерский захват, хотя сама компания данную информацию опровергает3.

На сегодняшний день конфликт десятилетней давности так и не разрешился. Бывшие руководители ОАО «Тольяттиазот» живут за границей, а уголовное дело в отношении них находится на рассмотрении в суде г. Тольятти.

С проблемой непредоставления документов сталкиваются многие акционеры крупных компаний. Можно вспомнить дело о непредоставлении информации акционеру ПАО «Транснефть»4, а также спор акционеров с ОАО АКБ «Инвестторгбанк» по непредоставлению бухгалтерской и иной документации5.

Нужно отметить, что в большинстве случаев акционер (участник) выигрывает подобные дела. Конечно, только если не действует явно незаконно (что редкость). Поэтому отказы в предоставлении документов, по сути, являются лишь затяжкой времени. Здесь главное – не забывать, что существует еще и уголовное законодательство, в рамках которого действия менеджмента компании могут трактоваться как преступление. Дело ОАО «Тольяттиазот» – характерный пример.

3. Бизнес оформлен на номинальное лицо

В первой статье мы предупреждали, что есть большие риски в оформлении бизнеса на номинальных владельцев. Как быть истинному владельцу бизнеса, когда номинал перестал действовать в соответствии с указаниями бенефициара? С такой ситуацией столкнулся владелец компании ЗАО «Аспект-Финанс». Ему пришлось раскрывать корпоративную структуру владения компанией и доказывать, что именно он – конечный бенефициар. Сделать это было непросто.

Как правило, бенефициары, напротив, стараются спрятаться за корпоративную вуаль. В частности, чтобы не нести субсидиарную ответственность по долгам компании в случае ее банкротства. Тут же был обратный случай. Невзирая на последствия, истинный владелец сам перестал скрываться и сбросил корпоративную вуаль. Иначе он просто не мог защитить свои активы.

Смотрите также статью «Субсидиарная ответственность контролирующих лиц. Пять главных тенденций 2018 г.» журнала № 12’ 2018
Судебная практика
Свернуть Показать

Акционеры ЗАО «Аспект-Финанс» – офшорные компании – на общем собрании избрали директора без согласования с реальным собственником. Этот директор продал активы общества не на тех условиях и не в те руки.

Истинный владелец, ранее скрывавшийся за офшорами, был вынужден защищать интересы компании. Он оспорил в суде решение собрания, на котором был назначен директор, а также сделки по продаже активов. Но для этого ему пришлось раскрыть всю цепочку владения компаниями.

Первая инстанция удовлетворила его требования, а также признала за ним право на обжалование сделок и решений. Апелляция и кассация подошли к вопросу формально: если человек не является акционером, значит, идти в суд с подобными требованиями не может.

Дело дошло до ВС РФ, который посчитал доказанной принадлежность бизнеса бенефициару и направил дело в первую инстанцию. При повторном рассмотрении суд полностью удовлетворил иск (определение ВС РФ от 31.03.2016 № 305-ЭС15-14197 по делу № А40-104595/2014).

4. Участник выходит из ООО

В Законе об ООО установлен порядок определения действительной стоимости доли, которая должна быть выплачена участнику при выходе из общества (п. 6.1 ст. 23). Она определяется на основании бухгалтерских данных за последний отчетный период. Если ограничиться лишь изучением текста закона, то все кажется просто: взяли данные бухгалтерской отчетности, посчитали и выплатили.

Смотрите также статью «Выход участника из ООО» журнала № 8’ 2012

Но судебная практика решает этот вопрос по-другому. Причем судейский подход единообразен. Если возник спор, то действительную стоимость доли ООО определяет независимый оценщик. Он учитывает не балансовую, а актуальную рыночную стоимость активов (см., например, постановления Арбитражного суда Центрального округа от 17.09.2018 № Ф10-3588/2018 по делу № А14-9000/2017 и от 10.09.2018 № Ф10-2928/2018 по делу № А23-1307/2015, Арбитражного суда Поволжского округа от 02.03.2015 № Ф06-20741/2013 по делу № А12-5825/2014).

Споры по поводу суммы выплаты очень распространены. Причина в том, что действительная стоимость доли по данным бухучета часто значительно ниже рыночной цены имущества. Это не может устраивать выходящего участника, но очень нравится всем остающимся.

Тут самое время еще раз вспомнить про худой мир и добрую войну. И о том, что компромиссное соглашение о выплате (а оно возможно, и можно даже отдать имуществом, а не деньгами), скорее всего, является самым лучшим вариантом.

Выходящему участнику важно помнить, что в судах он потратит не меньше года. Будет напряженный спор, обжалования, судебные экспертизы о стоимости (не исключена даже «битва оценок»). Придется потратиться на юридические услуги и те же экспертизы. За время спора платежеспособность ООО может чудесным образом упасть, что наверняка повлечет новые споры.

А остающимся участникам нужно помнить поговорку «сколь веревочке ни виться…». Так или иначе действительная стоимость будет определена по рынку. Можно чего-то добиться, но  все равно это нервы, расходы и неизбежная (если не хулиганить с лишением ООО платежеспособности) выплата. Не считая времени, потраченного не на бизнес, а на судебные разбирательства, и репутационных потерь.

Второй частой проблемой для выходящего участника может стать вручение обществу заявления о выходе. От даты получения этого документа зависит:

  • момент утраты статуса участника;
  • определение финансового периода, за который будет считаться стоимость активов общества и доли.

Например, Арбитражный суд Западно-Сибирского округа посчитал датой вручения день поступления письма с заявлением в отделение почтовой связи. Также суд принял во внимание тот факт, что до направления почтой участник пытался вручить заявление директору компании, но тот его принимать отказался (постановление от 24.05.2018 № Ф04-1516/2018 по делу № А46-18421/2016).

Факт отказа директора от принятия заявления не так легко доказать. Как правило, встречи с руководством проходят в закрытом формате, и их содержание третьим лицам неизвестно. Но с помощью косвенных доказательств (свидетельских показаний, видеозаписей, где запечатлено посещение офиса в конкретный день, и пр.) можно попробовать обосновать позицию передачи заявления в общество.

С другой стороны, существует подход, когда вручение заявления о выходе суд «засчитывает» участнику, только если письмо пролежало на почте месяц. И было минимум две попытки вручения.

А теперь представьте, что выходящий участник запустил эпопею с вручением, например, 15 декабря, и письмо вернулось ему по истечении срока хранения в январе. При этом баланс за прошедший год гораздо хуже, чем за текущий. В итоге признанная судом дата вручения может означать миллионы или десятки миллионов для выходящего и для остающихся.

* * *

Итак, мы рассмотрели несколько категорий корпоративных споров, а также проанализировали наиболее интересные судебные дела. В дальнейшем постараемся охватить то, что пока осталось «за бортом» этого материала.


Сноски

Показать
Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  1 голос

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы

Вниманию тех, кто оформил подписку через ООО «Межрегиональное агентство подписки» (ООО «МАП»): важная информация для вас размещена здесь.

Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.