• Журнал «Кадровая служба и управление персоналом предприятия» апрель 2020
  • Рубрика Прецедент

ТОП-10 судебных споров с работниками. Подборка к 1 апреля

День смеха – ​всемирный праздник, отмечаемый 1 апреля во многих странах. В этот день принято разыгрывать друзей и знакомых или просто подшучивать над ними. В отсутствие официальной статистики можно предположить, что именно 1 апреля люди смеются чаще, чем в любой другой день года. Мы тоже решили поднять настроение читателям и подготовили подборку нестандартных, забавных и даже курьезных случаев из судебной практики.


Начальник дураком быть не может

Как известно, 1 апреля принято называть не только Днем смеха, но Днем дураков. Несмотря на наличие в названии всемирного праздника слова «дурак», применять его к начальству или к коллегам по работе не стоит. Характерный пример – апелляционное определение Суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 20.11.2018 по делу № 33-7811/2018.

Чтобы не обидеть никого и донести свою мысль правильно, прочитайте статью «Стремимся к точности и конкретности в деловой речи» в № 2’ 2020

Сотрудник уволился из компании после проведения в отношении него служебной проверки. И, видимо, затаил обиду на своего руководителя. «При любой представившейся возможности при встрече всячески старается его унижать по любым причинам, при этом фиксируя произошедшее на телефон и в дальнейшем размещая видеозаписи в интернете», – сказано в определении суда. При этом в унизительных выражениях бывший работник не стеснялся: «дурак» было далеко не самым оскорбительным словом.

Начальник в долгу не остался, но избрал более цивилизованные меры воздействия: наказание рублем через суд. В иске он завил компенсацию морального вреда (20 000 рублей) и расходов на оплату услуг представителя (18 000 рублей). А в обосновании написал, что высказанные в его адрес слова порочат честь, достоинство и деловую репутацию, поскольку:

  • «содержат утверждение о его непорядочности и умственном развитии»;
  • «ответчик дал ему характеристику как малограмотному, необразованному, умственно отсталому человеку».

Да и вообще, он «имеет высшее техническое образование, занимает руководящую должность, пользуется уважением в трудовом коллективе и, соответственно, не является дураком».

Суд посчитал аргументы убедительными и удовлетворил иск. Мы же, в свою очередь, подытожим: праздник праздником, но, если не знать границ, вскоре может быть уже не до смеха.

Моральный вред на миллиард с хвостиком

Не секрет, что моральный вред, который работникам удастся отсудить у работодателей, в большинстве случаев составляет 5000–10 000 рублей. Это своего рода негласно установленный «тариф». Суды не обращают внимания на сумму, которую работник заявляет в иске. Она может составлять хоть 5 млн (решение Азовского городского суда Ростовской области от 24.07.2018 по делу № 2-935/2018), хоть 300 тыс. рублей (решение Нальчикского городского суда Кабардино-Балкарской Республики от 05.06.2013 по делу № 2-2963/2013).

См. статью «Компенсация морального вреда: о чем должен знать работодатель» в № 9’ 2014

Но один юрист из Красноярского края решил «переломить хребет» такой порочной практике. Он занимал должность начальника юротдела отделения банка. И очень страдал из-за того, что его сократили. Муки были настольно сильны, что он оценил их в сумму с девятью нулями. Если точно: 1 120 000 000. Если лень считать нули, напишем прописью: один миллиард сто двадцать миллионов. На всякий случай уточним, что это в российских рублях, а не в копейках или какой-нибудь малоценной валюте. Каким образом получилась именно такая сумма, юрист, к сожалению, не уточнил.

Можно было бы предположить, что описание невыносимых страданий, которые истец оценил в такую сумму, должно занимать несколько десятков страниц убористого текста. Но нет. Сокращенный работник уложился в четыре слова: «появились проблемы со здоровьем». Какие именно – тоже осталось тайной за семью печатями.

Нетрудно догадаться, что суд в миллиардной компенсации отказал. Более того, действия работодателя, который провел сокращение, он признал законными (апелляционное определение Красноярского краевого суда от 10.07.2013 по делу № 33-6378/2013). Интересно, на что вообще рассчитывал образованный юрист, заявляя такие требования?

Чтобы провести сокращение грамотно, читайте статью «Ошибки работодателей при увольнении в связи с сокращением» в № 2’ 2017

Документооборот с оказиями

Многие компании используют электронные системы документооборота. В веке цифровых технологий это – стандартная практика. А вот в одном из районов Магаданской области организация решила использовать для обмена документами не интернет-кабель, а старые как мир оказии. Здесь поясним, что оказия – не только непредвиденный, редкий, из ряда вон выходящий случай, неожиданность. Но еще и удобный, благоприятный случай для посылки, отправки чего-либо с кем-либо1. Именно так и был организован документооборот между организацией и ее работницей.

Читайте статью «Дистанционная работа с точки зрения управления персоналом» в № 3’ 2017 и интервью с Еленой Кожемякиной: «Грамотно организованный дистанционный труд снижает расходы и риски работодателя» в № 8’ 2017
Фрагмент документа
Свернуть Показать
Решение Ягоднинского районного суда Магаданской области от 15.02.2019 по делу № 2-15/2019

Поскольку Б.Н.А. проживала в поселке Ягодное, то исполнение трудовых обязанностей ею в большей степени осуществлялось по электронным документам, оригиналы которых ей передавались с оказией.

Вот только после увольнения сотрудницы произошла оказия (в первом смысле этого слова). Выяснилось, что часть документов она не передала. Видимо, не подвернулась подходящая оказия (во втором смысле). Извините за каламбур. Организация обратилась в суд. Выяснилось, что работница не была ознакомлена с должностной инструкцией, на работе не появлялась, документы передавала без актов, описей или сопроводительных писем. Да и вообще ее работу никто не контролировал, поскольку она «занимала должность и главного бухгалтера в вышестоящем учреждении – Комитете образования администрации Ягоднинского городского округа». Не удивительно, что при таком подходе к документообороту организация просто не смогла доказать, что истребуемые бумаги действительно находились у работницы. В иске было отказано.

Нелепое увольнение

Споры, когда работники, уволившиеся по собственному желанию, потом просят суд восстановить их на работе – не редкость. Как правило, они указывают, что их заставили написать заявление «по собственному». Что и произошло в нашем деле.

См. статью «Принуждение к увольнению: последствия для работодателя» в № 10’ 2018

Работница заявила, что в компании проходило сокращение. Мероприятие это довольно затратное. Поэтому, чтобы сэкономить на выплатах, руководство стало принуждать сотрудников увольняться по собственному желанию. А в случае «неповиновения» угрожало уволить по результатам аттестации, пройти которую никто не сможет.

Далее истица во всех красках расписала свое незавидное положение. Она – предпенсионер, поэтому устроиться на работу ей будет трудно. Кроме того, ее дочь учится на платном отделении вуза, а сама она имеет долги по кредитам. И, наконец, самый «убойный» аргумент: написать заявление в такой ситуации «представляется нелепым». Таким образом, получалось, что работница сначала сама совершила нелепый поступок, а потом еще и подала иск к работодателю. Разумеется, ее требования остались без удовлетворения (решение Анжеро-Судженского городского суда Кемеровской области от 16.03.2011 по делу № 2-101/2011).

См. статью «Каких ошибок стоит избегать с работниками-пенсионерами» в № 11’ 2018

Кстати, доводы о нелепости в судах встречаются довольно часто. Например, Сергиевский районный суд Самарской области назвал «нелепыми» аргументы представителя истца. Он пытался доказать, что работницу не предупредили об изменении условий оплаты труда. Хотя на самом деле эти условия никто не менял (решение от 24.04.2017 по делу № 2-111/2017).

В другом деле работница посчитала «нелепой» формулировку основания своего увольнения. Истицу уволили с формулировкой: «по инициативе работодателя по иным основаниям, предусмотренным Трудовым кодексом и иными федеральными законами (п. 14 ч. 1 ст. 81 ТК РФ)». А она хотела, чтобы у нее в трудовой было написано «по инициативе работника». Кстати, суд требования удовлетворил (решение Шатровского районного суда Курганской области от 22.11.2011 по делу № 2-288/2011).

«Шуточное» заявление

Когда уволившийся работник очень хочет получить компенсацию за время вынужденного прогула, но толковых аргументов у него нет, в ход идут без преувеличения фантастические доводы. Доходит до того, что работник утверждает, что его заявление об увольнении было шуточным. Дескать, это не официальный документ, а просто юмористическая бумажка. Как с деньгами: не купюра ЦБ РФ, а билет банка приколов.

Какие ошибки работодатели чаще всего допускают при увольнении по собственному желанию, мы рассмотрели в статье «Спорные ситуации при увольнении по собственному желанию» в № 7’ 2017

Вот и в нашем случае сотрудница написала заявление «по собственному», а потом решила взыскать с компании зарплату за время вынужденного прогула, компенсацию морального вреда и судебных расходов. Однако аргумент о «шуточном» увольнении суд проигнорировал и отказал в иске.

Фрагмент документа
Свернуть Показать
Решение Шкотовского районного суда Приморского края от 13.10.2014 по делу № 2-853/2014

Истица указывает на то, что она не подавала заявление об увольнении по собственному желанию, а поданное ею заявление, написанное «в шутку», она полагает, нельзя считать равнозначным заявлению об увольнении.

<...>

Истица является совершеннолетним дееспособным лицом, в связи с чем она понимала смысл и значение своих действий и их правовые последствия, поэтому довод о том, что она подписала заявление «в шутку» несостоятелен. Более того, истица сама подтверждает, что с резолюцией работодателя ознакомлена, т.е. выражала свою волю относительно даты увольнения. С данным заявлением ответчик согласился и издал соответствующий приказ.

Что самое удивительное, иногда суды на полном серьезе принимают утверждение о шуточном заявлении об увольнении. Например, одна женщина сообщила, что «заявление написала в шутку, чтобы повлиять на руководителя. При его написании не указала конкретный год, в котором просила ее уволить». И суд принял этот довод наряду с другими доказательствами (решение Пудожского районного суда Республики Карелия от 25.07.2014 по делу № 2-646/2014).

Партнерство работников сферы интима

Гражданка обратилась в управление Минюста России, чтобы зарегистрировать организацию. Название она выбрала, прямо скажем, нетривиальное: «Некоммерческое партнерство секс-работников и тех, кто их поддерживает по защите здоровья, достоинства и прав человека “Серебряная роза”». Интересно, что в уставе организации даже было дано определение поддерживаемой категории «работников». Сформулировано оно было так: «лица, старше 18 лет, которые, реализуя свое конституционное право на частную жизнь, предусмотренное ст. 2 Конституции Российской Федерации, оказывают услуги сексуального характера за вознаграждение на регулярной основе».

См. статью «Как уволить за совершение аморального проступка» в № 2’ 2018

Минюст России предсказуемо документы «завернул». А в обоснование написал, что в Общероссийском классификаторе профессий (утв. постановлением Госстандарта России от 26.12.94 № 367) нет такой категории, как секс-работники. Кроме того, в уставе некоммерческого партнерства было сказано, что его имущество формируется за счет «стартовых взносов за участие в соревнованиях, проводимых Партнерством», «выручки от реализации товаров, работ и услуг», «доходов за рекламу». Что за соревнования планировало проводить партнерство, какие услуги оказывать и что рекламировать – для Минюста России оказалось загадкой. Это стало еще одним поводом отказать в регистрации (как говорится, от греха подальше). Суд полностью поддержал чиновников (апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 28.01.2015 № 33-828/2015 по делу № 2-2988/2014).

Неудачи притягивают друг друга

Яркое доказательство этому утверждению – решение Советского районного суда г. Новосибирска от 09.08.2016 по делу № 2-1747/2016.

См. статью «Когда работники обжалуют дисциплинарные взыскания» в № 1’ 2017

В рабочее время слесарь автосервиса находился в неположенном для него месте: в кабинете приемки автомобилей. Более того, там он занимался совершенно нерабочим делом: просматривал на компьютере «видеоролики развлекательного характера»: подборки приколов и неудач. Непосредственный руководитель, обнаруживший это, посчитал, что видеоролики «никак не связаны с профессиональной деятельностью», и сообщил об инциденте директору. Результат – автослесарь получил замечание. Напрашивается риторический вопрос: может быть, не стоило потешаться над чужими неудачами, чтобы не навлекать своих?

В моральном удовлетворении – отказать

Уволенный по соглашению сторон инженер решил морально удовлетвориться за счет бывшего работодателя. Именно так он сказал на заседании: «Цель обращения в суд – получение “морального удовлетворения”». Однако в иске бывший сотрудник заявил немного другие требования: о признании увольнения незаконным, изменении формулировки и даты увольнения, компенсации морального вреда. Также работник сообщил, что компания решила от него избавиться любыми способами. Правда, среди тех, кто выживал его из организации, он почему-то назвал сотрудников отдела кадров и бухгалтерии.

Суд резонно возразил: «Истец в силу возраста и высшего образования понимал и должен был понимать, что стороной в его трудовом договоре является ОАО в лице директора, который и полномочен был решать все вопросы, связанные с трудовыми отношениями истца. Однако, как указал истец, с руководителем он перед тем как написать заявление на увольнение вообще не встречался». В иске было отказано (решение Железнодорожного районного суда г. Рязани от 25.08.2011 по делу № 2-1618/2011). Почему работник вдруг решил, что компания хотела с ним распрощаться – осталось за кадром.

Как работник зданию угрожал

Этот трагикомичный случай произошел в суровом Сургуте. Компания никак не могла избавиться от неугодного человека. Притом что он даже не был ее работником. А начиналась эта история так. Гражданин устроился на работу в организацию и получил койко-место в общежитии. Спустя время он уволился, а здание общежития перешло другому юрлицу. Но освобождать место в общаге он не спешил. Да, собственно, об этом человека никто и не просил. «Учитывая его возраст, требование о выселении к нему не предъявлялось», – сказано в решении Сургутского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 29.05.2012 по делу № 2-3089/2012.

Дальше начали происходить странности, связанные со «злоупотреблением спиртными напитками». «Прописавшийся» на чужой койке, решил, что жить надо с размахом, не ограничивая себя скучными моральными нормами. Он начал «курить в пьяном виде и бросать окурки в коридоре, испражняться в общественных местах, ходить по общежитию в голом виде». Собственник общежития посчитал, что экстравагантное поведение гражданина «реально угрожает безопасности» других людей и даже «самому зданию общежития». Видимо, чтобы сохранить целостность строения, было решено чужака выселить. Компания подала соответствующий иск, а суд его удовлетворил. Осмелимся предположить, что теперь выселенный гражданин угрожает другим зданиям города.

См. статью «Как распознать сотрудников c вредными привычками» в № 8’ 2013

Гинеколог для аудитора

Отдельные категории работников при трудоустройстве обязаны пройти предварительный медосмотр (ст. 69 ТК РФ). Посещать врачей приходится всем несовершеннолетним, а также, например, водителям, спасателям, рабочим на станках и т.п. И среди обязательных к посещению врачей действительно есть гинеколог. По правилам, все женщины, для которых предварительный медосмотр обязателен, должны пройти у него осмотр и сдать анализы (см. Перечень вредных и (или) опасных производственных факторов и работ, при выполнении которых проводятся обязательные предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), утв. приказом Минздравсоцразвития России от 12.04.2011 № 302н, далее – Приказ № 302н).

См. статью «Порядок действий работодателя при получении результатов медосмотров работников» в № 3’ 2018

Вооружившись нормами из ТК РФ и Приказа № 302н, конструкторское бюро из Нижегородской области направило на предварительный медосмотр кандидата на должность внутреннего аудитора. Среди врачей был в том числе и гинеколог. Вот только принципиальная женщина наотрез отказалась его посещать. Аргумент: требование компании «является нарушением конституционных прав по распоряжению своими способностями и дискриминацией женщины по половому признаку в профессии». Из-за этого трудовой договор с ней так и не заключили, и обиженная дама обратилась в суд. Но и там она не встретила понимания. Суд подошел к проблеме формально: работа на компьютере – вредный производственный фактор. А раз так, то медосмотр у всех врачей, перечисленных в Приказе № 302н, обязателен (апелляционное определение Нижегородского областного суда от 24.07.2012 по делу № 33-5381/2012).

Если ли вообще смысл в посещении гинеколога при устройстве на работу – вопрос, мягко говоря, спорный. Тем более непонятно, зачем посещать этого специалиста обычным офисным работникам. Может быть, все дело в нашей медицине: бессмысленной и беспощадной?


Сноски

Показать
Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  1 голос

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.