• Журнал «Юридический справочник руководителя» октябрь 2006
  • Рубрика Договорные отношения

Защита от рейдеров: учитываем нюансы в уставе АО

  • Рейтинг 3.66
  • 0 комментариев
  • 12099 просмотров
При составлении устава редкие учредители уделяют ему должное внимание, используя типовые формы, взятые из справочных систем. И это очень серьезная ошибка, ведь неправильно оформленный документ может стать грозным оружием в руках нечистоплотных конкурентов. Автор указывает на возможные слабые места устава АО, на формулировки спорных положений, которых обязательно следует избегать в собственном уставе.


Акционерное общество, в соответствии с законодательством нашей страны, – это общество, уставный капитал которого разделен на определенное число акций; участники акционерного общества (акционеры) не отвечают по его обязательствам и несут риск убытков, связанных с деятельностью общества, в пределах стоимости принадлежащих им акций1.

Учредительные документы определяют индивидуальные особенности статуса конкретного юридического лица в рамках действующего законодательства. В акционерном обществе в качестве такого документа выступает устав2. Несмотря на то, что в акционерных обществах при их создании заключается договор, учредительным документом он не является и норм, регулирующих деятельность общества после его создания, он не содержит. Подобные договоры заключаются с целью определить порядок осуществления совместной деятельности будущих акционеров по созданию общества, размер его ­уставного капитала, а также категории и порядок размещения акций.

Типовой устав – не выход

Таким образом, устав акционерного общества для его деятельности является важнейшим документом. К сожалению, в большинстве организаций сложилась практика, когда к учредительным документам относятся как к чему-то, существующему только по прихоти законодателя. При создании обществ используются стандартные тексты, взятые из сборников или электронных правовых баз безо всякой переработки, под нужды конкретной организации. Но, как достаточно часто оказывается, подобный устав давно устарел. Ведь ни для кого не секрет, что законодательство в нашей стране меняется очень часто. В итоге общество может столкнуться с ­самыми ­неожиданными и зачастую очень неприятными для него последствиями подобного формального отношения к столь важному документу. Для ­иллюстрации этого положения можно привести простой пример.

В акционерных обществах со сравнительно небольшим числом акционеров совет директоров часто не создается или же предусматривается только «на бумаге» с указанием в уставе, что в случае, если совет директоров не избран, его функции выполняет общее собрание акционеров. Законодатель действительно предоставляет АО такую возможность3. При этом 27.07.2006 года в закон «Об АО» был внесен ряд существенных изменений. В частности, в полномочия совета директоров была включена обязанность принимать решения об участии и о прекращении участия АО в других организациях, за исключением участия в финансово-промышленных группах, ассоциациях и иных объединениях коммерческих организаций, если уставом это не отнесено к компетенции исполнительных органов общества (п. 17.1 ст. 65) . Таким образом, если в уставе нет соответствующей оговорки и в обществе отсутствует совет директоров, решения генерального директора об участии акционерного общества в других организациях могут быть оспорены в суде заинтересованными лицами. Как правило, в подобных спорах заинтересованы только рейдеры, стремящиеся к захвату бизнеса. По понятным причинам в типовых уставах, написанных до июля 2006 года, подобный пункт отсутствует.

Избежать подобных казусов (которые могут неприятно закончиться) можно только одним способом – внимательно подойти к вопросам разработки устава, тщательно продумать все возможные варианты развития взаимоотношений между акционерами и выбрать из возможных вариантов наиболее приемлемый. Ведь основная цель диспозитивности правового регулирования – это возможность индивидуализации и подстраивания общих положений под конкретную ситуацию.

Что писать в уставе

Условно «содержимое» устава акционерного общества можно разделить на несколько блоков. Первый блок – обязательная информация об обществе. К ней относятся:

  • полное и сокращенное фирменное наименование общества;
  • место нахождения общества (место нахождения его единоличного исполнительного органа);
  • указание на тип общества (открытое или закрытое);
  • количество, номинальную стоимость, категории (обыкновенные, привилегированные) акций и типы привилегированных акций, размещаемых обществом;
  • размер уставного капитала общества;
  • сведения о филиалах и представительствах общества и некоторая другая информация.

Второй блок – это нормы, непосредственно регулирующие деятельность общества. Прежде всего они регламентируют:

  • действия с акциями и уставным капиталом общества;
  • действия, связанные с учреждением, реорганизацией и ликвидацией общества;
  • порядок управления обществом.

Особняком мы бы выделили еще один очень интересный смысловой блок. Это нормы, направленные на защиту общества от недружественного поглощения и неадекватных действий со стороны собственных миноритарных акционеров (гринмэйл)4.

Остановимся на нескольких наиболее интересных, по мнению автора, положениях, затрагивающих порядок управления и защиты бизнеса, предоставляемых нам законом «Об АО». Мы будем рассматривать только диспозитивные нормы (которые оставлены на усмотрение руководства организации). Ведь именно они и определяют неповторимое «лицо» каждого акционерного общества, уровень проработанности его системы управления и степень защищенности от корпоративных конфликтов.

Так, пункт 3 статьи 7 закона «Об АО» дает ЗАО возможность приобрести акции, предлагаемые к продаже, от приобретения которых отказались акционеры общества. Эта норма, на наш взгляд, напрямую направлена на защиту ЗАО. Действительно, если в закрытом акционерном обществе один из акционеров решается продать свои акции, причем находится покупатель, предлагающий за них значительные средства, может возникнуть ситуация, когда никто из остающихся акционеров не сможет воспользоваться своим преимущественным правом в силу отсутствия свободных денежных средств.

В этом случае на помощь акционерам, желающим «сохранить свой тесный кружок» от вмешательства постороннего лица, может прийти само общество.

Пример 1

В уставе данное положение следует закрепить следующим образом:

Если акционеры не использовали свое преимущественное право на приобретение указанных акций, то такое право может быть реализовано самим обществом по решению общего собрания акционеров.

В случае если при осуществлении сделки преимущественное право будет нарушено любым из акционеров, то общество может в судебном порядке потребовать перевода на себя прав и обязанностей покупателя. То есть оно получит акции и будет обязано их оплатить.

Кроме того, закон «Об АО» дает возможность в уставе ЗАО установить ограничения количества акций, принадлежащих одному акционеру, и их суммарной номинальной стоимости, а также максимального числа голосов, предоставляемых одному акционеру (п. 3 ст. 11 закона «Об АО»). Введя в устав подобное ограничение, можно сделать невозможной концентрацию голосующих акций общества в одних руках, тем самым защитив его от ­«недружественного поглощения» путем скупки акций.

Пример 2

Подобное ограничение можно предложить сформулировать в уставе ­следующим образом:

Общее количество акций общества, принадлежащих одному акционеру, не может превышать 5% от общего числа всех акций общества. В случае если один акционер на законных основаниях обладает акциями, дающими ему право на более чем 5% голосов от общего числа голосов, принадлежащих всем владельцам акций, при голосовании на общем собрании акционеров он может распоряжаться только 5% голосов.

 

Двойная оговорка (по числу акций и числу голосов), на наш взгляд, необходима, поскольку законодатель не определил судьбу и порядок дейст­вий в случае если их количество превысило предельно допустимое число. Фактически можно констатировать, что данная норма закона подкреплена возможностью исполнения только в отношении ограничений по числу ­голосов. Поскольку их (эти ограничения) вправе реализовать само общество.

В подтверждение существования проблемы можно привести постановление Президиума ВАС РФ от 02.08.2005 г. № 2601/05, в котором утверждается, что «поскольку устав акционерного общества не является законом или правовым актом, то сделки, совершенные с нарушением положений устава, не могут быть признаны недействительными на основании статьи 168 Гражданского кодекса РФ». Соответственно, если мы в уставе пропишем только ограничение на количество акций, мы окажемся не вправе оспорить сделки, по которым акции перешли к их новому владельцу, и не вправе отказать ему в реализации своих полномочий по голосованию.

Закон «Об АО» предусматривает возможность выпуска двух типов акций: обыкновенных и привилегированных. Напомним, что привилегированными являются акции, по которым, как правило, установлен гарантированный размер дивидендов (в твердой сумме или процентах от ее номинальной стоимости) и определена доля в имуществе общества в случае его ликвидации. Такие акции не предоставляют право голоса на общем собрании акционеров кроме случаев, четко оговоренных в законе. Пункт 3 статьи 32 закона «Об АО» устанавливает возможность конвертации привилегированных акций определенного типа в обыкновенные акции, или привилегированные акции иных типов по требованию акционеров – их владельцев, – или конвертацию всех акций этого типа в срок, определенный уставом общества. При этом в уставе должен быть предусмотрен порядок осуществления данных действий.

Для чего вводить в обществе привилегированные акции с их последующей конвертацией в обыкновенные? Безусловно, основная цель данной нормы – это защита прав лиц, вложивших деньги в привилегированные акции (то есть, по сути, инвесторов), но в определенных случаях пакет конвертируемых привилегированных акций, сконцентрированный в руках двух-трех дружественных акционеров, может выступить в качестве дополнительной гарантии от недружественного поглощения. Неожиданное «возникновение» новых игроков и изменение в соотношении голосов5 может спутать планы рейдеров.

Еще одним, можно сказать, приятным моментом, переданным законодателем на рассмотрение акционеров, является определение порядка и размера выплаты дивидендов (ст. 42 закона «Об АО»). Акционеры могут самостоятельно решить, с какой периодичностью их выплачивать ­(поквартально, раз в полгода или раз в год6).

Особо значимыми, на наш взгляд, являются нормы, регулирующие проведение общего собрания акционеров. Среди них особо стоит выделить, во-первых, возможность установить в уставе специальные способы уведомления акционеров о проведении очередных и внеочередных собраний в средствах массовой информации. Единственным условием при этом является доступность данного СМИ для акционеров (п. 1 ст. 52 закона «Об АО»). Переоценить подобную норму сложно, тем более в акционерных обществах со значительным числом акционеров. Подобное сообщение позволяет значительно сэкономить на почтовых расходах и печати извещений. Кроме того, такое ограничение в уставе снижает возможность манипуляции при проведении собраний. Ведь ни для кого не секрет, что рассылка пустых листов так же, как подделка почтовых реестров, активно используется рейдерскими компаниями для фальсификации результатов общих собраний акционеров.

Во-вторых, возможность обязать лицо, осуществляющее выдвижение кандидатуры в органы управления общества, предоставлять о нем дополнительную информацию (п. 4 ст. 52 закона «Об АО»). Как правило, эти данные ограничиваются сведениями об образовании и семейном положении. Однако можно прописать и дополнительные данные. Указанные требования также вполне понятны, акционеры должны знать, кому они вверяют управление обществом.

Также особый интерес представляют диспозитивные нормы закона, позволяющие регулировать деятельность органов управления обществом. Здесь в первую очередь, естественно, надо отметить пункт 2 статьи 64 закона «Об АО». В соответствии с ним в акционерных обществах с числом ­акционеров менее 50 функции совета директоров могут выполняться общим собранием акционеров, при этом в уставе обязательно должно предусматриваться, кто выступает инициатором созыва внеочередных собраний акционеров. Как правило, в таком качестве выступает единоличный исполнительный орган общества (генеральный директор); в практике также встречаются случаи, когда данное полномочие передается ревизору общества (ст. 47 закона «Об АО»).

Стоит заметить, что с передачей полномочий по созыву внеочередных общих собраний генеральному директору не все просто. Существует прямой запрет на передачу полномочий совета директоров единоличному исполнительному органу (п. 2 ст. 65 закона «Об АО»). Вместе с тем этот запрет направлен на создание баланса власти, и распространение его на данный случай противоречит элементарной логике и потребностям управления обществом. Правда, это может создать ситуацию практически полного своевластия для генерального директора в управлении обществом.

В качестве инициатора созыва собраний можно указать и конкретное лицо, например, одного из акционеров, но в этом случае могут возникнуть серьезные проблемы, если человек по каким-либо причинам окажется недоступен.

Пример 3

Положение с отсутствием совета директоров в обществе может быть оформлено, например, следующим образом:

4.5.1. До принятия соответствующего решения и внесения необходимых изменений в настоящий устав в обществе отсутствует совет директоров (наблюдательный совет). Все функции совета директоров (наблюдательного совета), предусмотренные действующим законодательством, выполняет общее собрание акционеров. Всеми полномочиями, связанными с созывом годовых и внеочередных собраний акционеров, обладает единоличный исполнительный директор общества.

Обратим внимание на то, что здесь необходимо определить лицо или орган, полномочные созывать общие собрания акционерного общества.

Другим немаловажным моментом является возможность передачи совету директоров права образовывать исполнительные органы общества (подп. 9 п. 1. ст. 65 закона «Об АО»). Иными словами, возможность снимать и назначать генерального директора. Подобное право также означает передачу совету директоров «неформального» рычага давления на непосредственного руководителя организации. Как бы ни был принципиален человек, в подобной ситуации он будет вынужден действовать с учетом того, что за действия, неугодные большинству совета директоров, он может быть уволен. Подобная передача полномочий обычно идет на благо акционерному обществу, поскольку создается дополнительное звено контроля над исполнительными органами общества, которое позволяет более оперативно реагировать на злоупотребления со стороны генерального директора.

Еще одной нормой, позволяющей определять структуру управляющих органов общества, является пункт 1 статьи 69 закона «Об АО». Данная норма подразумевает возможность создания дополнительного органа управления – коллегиального исполнительного органа. На наш взгляд, необходимость наличия коллегиального органа (правление, дирекция) возникает только в двух случаях. Во-первых, в очень крупных компаниях, где один человек физически не в состоянии охватить все аспекты управления и нуждается в серьезной помощи при выработке политики действий организации. И, во-вторых, при необходимости ограничить полномочия единоличного исполнительного органа (генерального директора) с целью избежать возможных злоупотреблений с его стороны. Технически наличие подобного органа может служить дополнительным препятствием для рейдерских захватов с использованием смены генерального директора.

Мы рассмотрели только наиболее яркие примеры, когда несколько слов в уставе могут либо значительно упростить жизнь общества, либо повлечь для него серьезные проблемы. На самом деле их значительно больше. По самым скромным оценкам, Федеральный закон «Об акционерных обществах» содержит около 50 норм, которые могут неоднозначно трактоваться в уставе акционерного общества. Таким образом, акционерам предоставлено действительно много возможностей, и единственное, что от них ­требуется, это грамотно и разумно ими распорядиться.


1 П. 1 ст. 96 Гражданского кодекса.

2 П. 3 ст. 98 Гражданского кодекса.

3 Абз. 2 п.1 ст. 64 Федерального закона от 26.12.1995 г. № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее – закон «Об АО»). При этом необходимо обратить внимание, что вопрос о возможности выполнения общим собранием участников полномочий совета директоров, в том случае если последний предусмотрен в уставе, но не избран, является спорным.

4 Гринмэйл от агл. Greenmail (зеленая почта) – финансовый шантаж со стороны миноритарного акционера. Представляет собой комплекс мероприятий, направленных на затруднение нормальной экономической и финансовой работы общества, с целью вынудить мажоритарных акционеров выкупить принадлежащий ему пакет акций по ценам, значительно превышающим их сложившуюся рыночную или реальную стоимость.

5 Напомним, что в соответствии с пунктом 2 статьи 25 закона «Об АО» привилегированные акции могут составлять до 25 процентов уставного капитала АО.

6 П.1 ст. 43 закона «Об АО».

на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  3 голоса

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.