• Журнал «Делопроизводство и документооборот на предприятии» октябрь 2018

За непередачу документов и активов к оплате долгов компании на 4 млн руб. был привлечен ее предпоследний руководитель

  • 0 комментариев
  • 454 просмотра
  • Храмцовская Наталья | к.и.н., ведущий эксперт по управлению документацией компании «ЭОС», эксперт ИСО, член Международного совета архивов


Когда речь заходит о привлечении к субсидиарной ответственности руководителя организации за несохранение документов, многие сразу думают о последних руководителях, но на самом деле это не всегда так. В настоящее время суды очень тщательно проверяют, при каком из руководителей организации был нанесен финансовый ущерб и при ком пропали документы (а точнее – кто их не передал следующему руководителю).

Подобные случаи вы можете умело использовать для того, чтобы руководство организации изыскивало необходимые ресурсы (финансовые, человеческие, временные) для наведения под вашим руководством порядка в документах. А организовать их правильную приемку-передачу вы поможете, используя статьи этого номера журнала:

  • на стр. 56 «Оформление приема-передачи документов и дел по должности генерального директора» и
  • на стр. 66 «Зачем и как истребовать документы у бывшего директора».

В поучительной истории ООО «Стройгрупп» было 3 директора:

  • 1-й директор – с момента создания ООО по июнь 2013 г.;
  • 2-й директор – с июня по ноябрь 2013 г.;
  • опять 1-й директор – с ноября 2013 г. по август 2014 г.;
  • 3-й директор (который был признан судом номинальной фигурой) возглавлял ООО, когда 01.09.2018 оно было признано банкротом с назначением конкурсного управляющего.

В Арбитражном суде Свердловской области в мае 2017 года (дело № А60-2112/2016) было доказано следующее:

  • когда последний (3-й) директор входил в должность, ему предыдущий директор (он же 1-й):
    • по акту от 19.08.2014 передал документы. В нем были указаны 22 позиции, однако без должной расшифровки по переданным договорам и актам сверок;
    • из акта не следует, что передавались также и активы (имущество) общества (запасы, дебиторская задолженность, сформированная и подтвержденная документально первичными документами);
  • конкурсный управляющий предпринимал меры по розыску имущества (в т.ч. запасов, которые значились по балансу на 31.12.2013), но отсутствие документов о них не оставило ему шансов. Из-за отсутствия необходимых документов не удалось найти и должников ООО;
  • когда 1-й директор возглавил ООО во второй раз, возникли проблемы с одним из контрагентов, который предъявил претензии о наличии убытков в связи с необоснованным отказом ООО от исполнения договора подряда. Вскоре после этого данный директор и ушел с должности, передав дела последнему руководителю в августе 2014 года. Кстати, по данным ПАО «Сбербанк», после 19.08.2014 операции по счетам общества уже не проводились.

Суд сделал вывод, что именно предпоследний (и он же 1-й) руководитель ООО был виноват в том, что:

  • фактическая деятельность ООО прекратилась;
  • бесследно исчезли активы ООО на сумму около 12 млн руб., которые значились в его балансе во время правления этого человека, вместе с документами на них.

Поэтому именно с него (а не с последнего руководителя ООО) было решено взыскать 4 млн рублей убытков обанкротившейся компании.

На этом судебные разбирательства не закончились. Семнадцатый арбитражный апелляционный суд отметил следующее:

  • суд первой инстанции правильно установил, что из представленного акта от 19.08.2014 невозможно установить, что документы по деятельности организации были переданы ее последнему руководителю, поскольку они не отражают наличие каких-либо активов;
  • согласно последнему бухгалтерскому балансу ООО за 2013 год, сданному в налоговый орган в марте 2014 года, у него имелись активы на общую сумму более 12 млн рублей. Это было при предпоследнем руководителе ООО. Потом бухгалтерские балансы сдавались в налоговые органы с нулевыми показателями, следовательно, именно предпоследний руководитель вел реальную хозяйственную деятельность и должен был располагать документами, в которых отражались хозяйственные операции, активы и пассивы общества. Куда данные активы были израсходованы, предпоследний руководитель не пояснил и соответствующих доказательств не представил.

Теперь расскажем о последнем руководителе ООО, которого суд посчитал номинальной фигурой:

  • после его прихода ООО прекратило ведение деятельности, сменило наименование, было перерегистрировано на несуществующий юридический адрес (в указанном месте общество не располагается, все почтовые отправления возвращаются в связи с отсутствием адресата);
  • этот человек одновременно являлся директором и/или учредителем еще 9 юридических лиц (всего 10, из которых 7 прекратили деятельность и перестали сдавать налоговую отчетность).

В результате Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в августе 2017 года, Арбитражный суд Уральского округа в октябре 2017 года и Судья ВС РФ в январе 2018 года (определение от 23.01.2018 № 309-ЭС17-20915 по делу № А60-2112/2016) сочли виновным предпоследнего руководителя ООО и оставили в силе решение суда первой инстанции о взыскании с него 4 млн убытков обанкротившейся организации.

  нет голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.