• Журнал «Юридический справочник руководителя» сентябрь 2019
  • Рубрика Корпоративные вопросы

Елена Бойцова: «Есть семь инструментов, с помощью которых можно обезопасить бизнес от семейных проблем»

  • 0 комментариев
  • 332 просмотра
Полистать демо-версию печатного журнала
«Семейные» риски для бизнеса в нашем обществе традиционно недооцениваются. А между тем развод или смерть участника (акционера) могут привести к плачевным для компании последствиям. О том, какие семейные риски угрожают бизнесу и как его обезопасить от семейных проблем, мы поговорили с доктором гражданского права, адвокатом Еленой Бойцовой.


Свернуть Показать
Бойцова Елена Анатольевна – адвокат, доктор гражданского права

Елена специализируется на защите бизнеса от семейных рисков и защите семьи от рисков бизнеса, сопровождении сделок с недвижимостью, семейном и наследственном праве, ведении семейных налоговых дел, составлении брачных договоров.

Награждена медалью II степени «За заслуги в защите прав и свобод граждан».

Член-корреспондент Академии имиджелогии.

Член рабочей группы по законодательному обеспечению Совета при Президенте РФ по развитию физической культуры и спорта, спорта высших достижений, подготовке и проведению ХХII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи, ХХVII Всемирной летней универсиады 2013 года в г. Казани.

Член рабочей группы по законопроекту «О внесении изменений в отдельные законодательные акты РФ в связи с организацией и проведением ХХII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в г. Сочи».

Член рабочих групп по разработке и согласованию нормативных правовых актов при Министерстве спорта, туризма и молодежной политики РФ, Министерстве регионального развития РФ, ФТС, ФМС, ФАС.

Заместитель председателя Комитета по делам женщин-предпринимателей Московской торгово-промышленной палаты.

Автор книг «Брачный контракт. Как договориться об этом с партнером по браку и бизнесу» и «Как защитить бизнес от семейных рисков, а семью – от рисков бизнеса».

Имеет высшее юридическое и высшее экономическое образование, удостоверение о повышении квалификации «Международная Школа Бизнеса Московской торгово-промышленной палаты».

Профессиональная карьера:

  • 1999 г. – адвокат Адвокатской палаты г. Москвы;
  • 2003 г. – председатель коллегии адвокатов города Москвы «Центр правовых экспертиз»;
  • 2007 г. по 2010 г. – Директор Юридического департамента Оргкомитета «Сочи-2014».

Елена, тема нашего интервью – семейные риски для бизнеса. Их можно объединить в две большие группы: раздел имущества супругов и смерть владельца бизнеса, которая запускает процесс наследования долей или акций. Начнем с раздела имущества супругов. Какие риски для компании могут возникнуть при разделе имущества супруга-участника?

– Если у супругов нет брачного контракта, то все имущество, нажитое ими во время брака, – совместная собственность1. Это касается в том числе долей в ООО и акций. И неважно, за счет каких денег они приобретены и кто из супругов их на себя оформил. Главное, что все имущество, нажитое во время брака, попадает в общую массу и в дальнейшем может делиться. А значит, в компании может появиться новое лицо или даже лица, которые не угодны остальным участникам, объединившим свои усилия для ведения предпринимательской деятельности. Непонятно кто, с какими намерениями придет и как начнет руководить. Это, пожалуй, единственный, но очень большой риск.

– А каковы риски для самих супругов?

Первый риск – признание общей совместной собственностью долей в ООО или акций, приобретенных еще до брака. Напомню, что в соответствии со статьей 37 Семейного кодекса добрачное имущество может быть признано совместным, если в период брака его стоимость увеличена за счет доходов другого супруга (или общих доходов). А дальше идет расшифровка: реконструкция, переоборудование, капремонт «и другие». И эта оговорка может стать основанием для попытки признать добрачный бизнес совместной собственностью. В качестве примера могу привести решение Выборгского районного суда города Санкт-Петербурга2. Он не признал совместной собственностью добрачную долю в ООО. Но привел условие, при соблюдении которого принял бы противоположное решение. За счет вложений в период брака должна возрасти номинальная стоимость доли, которая повлечет увеличение стоимости чистых активов, а следовательно – и действительной стоимости доли. Если эти условия соблюдены, то можно ожидать попыток признания добрачной доли в ООО совместной собственностью.

Второй риск связан с приобретением супругами во время брака долей или акций одной компании. Какая это будет собственность – долевая или совместная? Суды дают разные ответы. Одни считают, что собственность долевая. Супруги заключили учредительный договор, оформили доли/акции друг на друга, значит, они договорились о разделе этого имущества3.

Однако Верховный Суд в 2017 году пришел к выводу, что это совместная собственность4. Рассматривалось интересное дело: каждый из супругов приобрел акции компании, в период брака жена подарила свои акции сыну, а муж оставил себе. При разделе имущества жена заявила: акции мужа – это общая совместная собственность, мне положена половина. Суды первых инстанций ей отказали. А Верховный Суд признал акции мужа общей совместной собственностью.

Третий риск – это «вероломное нападение» кредитора для выдела доли супруга-должника в общем имуществе супругов. Предположим, один из супругов занимается предпринимательской деятельностью, получает доход и имеет много денег на счетах. При этом второй супруг тоже чем-то занимается и, как оказывается впоследствии, влезает в долги. Возникает риск, что из денег на счетах зарабатывающего супруга, из совместного имущества супругов будет выделена доля супруга-должника, на которую обратят взыскания для погашения его долгов. Впрочем, сначала взыскание обращается на личное имущество задолжавшего супруга, а при его недостаточности и на долю в «семейном» имуществе5.

Здесь уместно вспомнить интересное дело, рассмотренное Верховным Судом6. У жены было ООО, а мужа – заем. Кредитор мужа предъявил иск о выделе доли в бизнесе жены для погашения долга мужа. Первые инстанции отказали в удовлетворении требований кредитора, а Верховный Суд вернул дело на новое рассмотрение, отметив, что нижестоящие суды ошибочно сосредоточились на доказывании общности заемного обязательства одного из супругов. Верховный Суд сделал вывод, что по личным обязательствам одного из супругов (в нашем случае – заемным) также возможно обратить взыскание на долю в уставном капитале ООО, принадлежащую супругу, занимающемуся ведением бизнеса.

– Предположим, дело все-таки дошло до раздела бизнеса. Как он происходит?

– Раздел может происходить в браке или после его расторжения. Если брак не расторгнут, то возможны четыре способа.

Первый – соглашение о разделе имущества супругов, второй – брачный договор. Эти сделки супруги могут заключить сами.

Третий – решение суда о разделе имущества супругов, четвертый – решение суда о выделе доли супруга-должника из общего имущества.

Если брак расторгнут, то брачный договор заключить уже невозможно. Остальные варианты остаются.

– Предполагаю, что, как и в любом другом споре, с оппонентом желательно договориться полюбовно. Или делить бизнес с супругом все-таки лучше через суд?

– Я всегда убеждаю клиентов договариваться, а не судиться. В суде имущество делится долго, дорого и непредсказуемо. Как это произойдет – никто не знает. Поэтому суд – очень рискованное мероприятие.

Взять, к примеру, одно из последних громких дел – раздел имущества Грудининых. Я думаю, что для Павла Николаевича присуждение 2/3 нажитого в браке имущества – акций ЗАО «Совхоз имени Ленина» – в пользу бывшей жены было не очень предсказуемо7.

Конечно, суд может оставить доли в уставном капитале ООО или акции супругу-бизнесмену. Но такое бывает, когда супруг, который не занимается бизнесом, с этим согласен. И тогда ему выплачивается денежная компенсация либо передается иное имущество, нажитое в браке8.

Однако суд вправе при разделе имущества передать доли или акции тому супругу, который не ведет бизнес. Подобные решения для бизнесменов, по понятным причинам, являются шокирующими. Более того, шлейф подобных дел из судов общей юрисдикции может дойти до арбитражных судов, куда обжалуют невключение супругов, которым присудили долю в бизнесе, в состав участников ООО9.

– Каковы сроки давности по искам о разделе имущества? Как их правильно считать? Есть ли риск ошибиться и, если да, к чему это может привести?

– Срок исковой давности по таким искам – стандартные три года10. Путаница возникает с началом его отсчета. Я постоянно слышу ошибочное мнение о том, что срок исчисляется с момента расторжения брака. Когда один из супругов обращается в суд с иском о расторжении брака, он, как правило, пишет: «споров по разделу имущества, нажитого в браке, не имеется», после чего у многих возникает заблуждение: «через три года все, что оформлено на меня, будет моей собственностью». Это не так! Срок исковой давности исчисляется с момента, когда лицо узнало о нарушении своего права11. Неверно исчислять его с момента прекращения брака, с момента госрегистрации недвижимости на имя одного из супругов (если это было сделано после расторжения брака), с момента возникновения каких-то других обстоятельств, не связанных с нарушением прав второго сособственника.

– Елена, вы много рассказали о рисках. Теперь давайте поговорим о том, как их избежать. Какие инструменты для этого можно использовать?

– Очень хороший инструмент защиты бизнеса – брачный договор. В нем можно установить режим раздельной собственности супругов на акции и доли в уставном капитале ООО.

Там же рекомендую указать, что совершенные в период брака вложения в «добрачные» компании, увеличивающие их стоимость, не влекут «попадание» долей и акций в общую совместную собственность. В таком случае при разделе имущества супругов этот актив удастся сохранить у того супруга, кто ведет бизнес.

Если у супругов есть акции или доли в одной компании, в брачном договоре можно установить на них режим долевой собственности. Тогда споров о разделе данного имущества удастся избежать.

– Достаточно ли заключить брачный договор, чтобы исключить риски?

– К сожалению, нет. Во-первых, брачный договор перестает действовать с момента прекращения брака12. А одним из оснований прекращения брака является смерть супруга13. Получается, что в случае смерти режим раздельной собственности, который установлен в брачном договоре, не сохраняется.

Впрочем, с этим можно бороться: достаточно указать в брачном договоре, что его условия, устанавливающие режим раздельной собственности, применяются и в случае прекращения брака по причине смерти одного из супругов.

Во-вторых, брачный договор, как и любая другая сделка, может быть признан недействительным. Это может произойти по общим основаниям недействительности сделок, установленным Гражданским кодексом. Но есть еще и специальное основание: если условия брачного договора ставят супруга в крайне неблагоприятное положение14. И вот об этом бывшие супруги очень часто спорят в судах, несмотря на то что первая попытка расставить точки над «i» была предпринята еще в 1998 году. Тогда Пленум Верховного Суда разъяснил, что крайне неблагоприятное положение имеет место, если один из супругов лишается всего имущества, приобретенного в браке15. Это понятно: остался без всего, значит, попал в крайне неблагоприятное положение, и договор надо признавать недействительным. А если лишился не всего имущества? Если что-то супругу все же досталось?

В 2011 году была попытка признать норму Семейного кодекса о признании брачного договора недействительным, если он ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, неконституционной. Конституционный Суд отказал заявительнице, но пояснил, что в каждом конкретном случае суд решает, какое положение является крайне неблагоприятным, а какое – терпимым16.

Спустя пять лет, в 2016 году Верховный Суд еще раз попытался разъяснить, что такое крайне неблагоприятное положение. Появилось понятие существенной непропорциональности долей в общем имуществе супругов. Но опять же в каждом конкретном случае нужно смотреть, насколько существенна диспропорция. И с этим связаны больше риски.

– Каков срок давности по иску о признании брачного договора недействительным?

– Для ничтожной сделки срок исковой давности составляет три года с момента, когда началось ее исполнение17, для оспоримой – год с момента, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием признания сделки недействительной18.

Здесь уместно будет вспомнить громкий спор супругов Сафарян-Карапетян19. Муж Сафарян в первом круге дошел до Верховного Суда. Он заявлял о недействительности брачного договора. По его мнению, договор был одновременно и ничтожный, и оспоримый. Ничтожный – потому, что Сафарян договор не заключал и никогда не был в нотариальной конторе, где договор был удостоверен. Оспоримый – потому, что ставит его в крайне неблагоприятное положение. Первые инстанции отказали Сафаряну по причине пропуска срока исковой давности. Однако Верховный Суд решил, что выводы нижестоящих судов о начале течения срока исковой давности неверны. Брачный договор можно признавать недействительным с того момента, когда по нему разделили имущество, и супруг понял, что его положение крайне неблагоприятно.

Кстати, в брачном договоре супругов Сафарян-Карапетян было условие, что при расторжении брака все имущество передается одному из супругов, если другой вел себя в браке недостойно: изменял, пьянствовал, хулиганил. Такие брачные договоры у нас в стране составляют. И юридическое сообщество хотело, чтобы Верховный Суд порассуждал на эту тему. Но не случилось: именно этот пункт никто не оспаривал.

– Как можно подстраховаться на случай признания брачного договора недействительным? Так сказать, выстроить второй бастион защиты?

– Есть смысл включить формулировки, защищающие бизнес от вхождения супругов и бывших супругов, в устав компании.

В Законе об ООО20 в этом плане все хорошо. Уставом можно предусмотреть необходимость получить согласие остальных участников на вхождение в компанию третьих лиц21. Если такое согласие выдали, заходи и веди бизнес вместе с нами. Не выдали – получай денежную компенсацию.

Если в нарушение этого условия супруг все-таки добивается в суде раздела бизнеса и регистрирует переход доли в ЕГРЮЛ, то опять же через суд общество или участники вправе потребовать передачи этой доли обществу22. По этому вопросу есть положительная судебная практика23.

А вот в Законе об АО24 не все так однозначно. Если в Законе об ООО написано, что требуется «согласие на переход доли», то в Законе об АО применительно к непубличным обществам сказано о «согласии на отчуждение акций третьим лицам»25. При такой формулировке, на мой взгляд, нет никаких препятствий для вхождения супруга в непубличное АО после раздела имущества. Ведь никакого отчуждения в данном случае не происходит.

– Поможет ли защитить бизнес при разделе имущества супругов такой популярный в последнее время инструмент, как корпоративный договор? И если да, то каким образом?

– Да, корпоративные договоры – акционерные соглашения и договоры об осуществлении прав участников ООО – действительно помогают. В них можно установить обязанность участников заключить брачный договор с условием о том, что доли или акции – это личная собственность бизнесмена. Другой вопрос, сможет ли человек убедить свою вторую половину заключить такой договор.

Смотрите также статью «Для чего нужен корпоративный договор и как его составить» журнала № 8’ 2015

За незаключение или несвоевременное заключение брачного договора можно предусмотреть опцион. По нему бизнесмен будет обязан продать свои доли или акции по установленной, как правило, заниженной цене другим участникам/акционерам. Не сможет заключить брачный договор, будет отвечать вот таким образом.

Об указанных условиях корпоративных договоров я рекомендую извещать супруга. На случай совершения каких-либо сделок у компании будет иметься доказательство: супруг был в курсе, что бизнесмены договорились не пускать его в компанию. Также следует получить согласие супруга на заключение опциона.

– Елена, давайте перейдем к наследованию. Какие риски для компании существуют здесь?

Смотрите также статью «Как унаследовать долю в ООО» журнала № 2’ 2017

– С наследованием все еще хуже, чем с разделом имущества супругов. При разделе имущество делится только с одним лицом – супругом. По крайней мере, у нас в России. А вот наследников может быть очень много, даже если мы говорим только про первую очередь. Особенно если речь идет о наследовании за мужчинами, у которых количество детей не известно, и поэтому невозможно точно прогнозировать, на сколько человек будет поделен бизнес. Например, в деле о наследстве Райхмана доля бизнесмена делилась на четверых26. Представьте, какой это шок для остальных участников.

– Как защитить бизнес от дробления между наследниками?

– Инструментов довольно много. Например, завещанием можно передать бизнес выбранному наследнику или наследникам. Наследственный фонд позволяет сохранить бизнес целиком. Брачным договором можно исключить супружескую долю при наследовании, чтобы не выделялось 50%. Совместное завещание и наследственный договор тоже могут решить эту проблему.

Самая большая сложность возникает с обязательной долей в наследстве, из-за которой дробится бизнес. Как бы наследодатель ни хотел, какие бы красивые завещания он ни писал, обязательная доля будет. Чтобы бизнес не дробился, в завещании или в наследственном договоре есть смысл предусмотреть, какое именно имущество будет передано обязательному наследнику, дабы «покрыть» его обязательную долю в бизнесе.

О совместных завещаниях и наследственных договорах смотрите статью «Знакомьтесь: масштабные изменения в сфере наследования» журнала № 11’ 2018

– Можно написать в уставе, что наследникам запрещено входить в компанию?

– В ООО – да. Достаточно написать в уставе, что наследники в общество не допускаются или обусловить их вхождение согласием остальных участников.

А вот в уставах АО писать, что акции не наследуются, нельзя. Это не предусмотрено Законом об АО и следует из п. 3 ст. 1176 Гражданского кодекса.

– Давайте подведем итоги нашей беседы. Перечислите, пожалуйста, правовые инструменты защиты бизнеса от «семейных» рисков.

– Есть семь инструментов, с помощью которых возможно обезопасить бизнес от семейных проблем: брачный договор, завещание, совместное завещание, устав, корпоративный договор, наследственный фонд, наследственный договор.

Беседовал Роман Авалян


Сноски

Показать
Полистать демо-версию печатного журнала
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.


Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы

Вниманию тех, кто оформил подписку через ООО «Межрегиональное агентство подписки» (ООО «МАП»): важная информация для вас размещена здесь.

Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.