• Журнал «Юридический справочник руководителя» май 2020
  • Рубрика Договорные отношения

Как коронавирус повлиял на договорные обязательства

Распространение коронавирусной инфекции в России в марте-апреле текущего года породило введение властями ограничительных мер, активно повлиявших на компании: ограничение перелетов, запрет массовых зрелищных мероприятий, введение режима самоизоляции и т. д. Каждый бизнес в подобных реалиях сталкивается с рядом актуальных вопросов: является ли коронавирус форс-мажором, который позволяет не исполнять договоры с контрагентами без угрозы применения штрафных санкций? Какие оперативные действия необходимо предпринять во взаимоотношениях с контрагентами, чтобы не столкнуться с негативными последствиями?


Форс-мажор, или, как вернее, обстоятельства непреодолимой силы, – это чрезвычайные, непредвиденные и непредотвратимые обстоятельства, возникшие в период реализации договора, которые нельзя было разумно ожидать при его заключении, избежать или преодолеть, а также это те обстоятельства, которые находятся вне контроля сторон такого договора. В частности, к таким обстоятельствам относятся: стихийные бедствия (землетрясение, наводнение, ураган), пожар, массовые заболевания (эпидемии), забастовки, военные действия, террористические акты, диверсии, ограничения перевозок, запретительные меры государств, запрет торговых операций, в том числе с отдельными странами вследствие принятия международных санкций, и другие обстоятельства, независящие от воли сторон договора1.

См. статью «Как изменить договор, если изменились обстоятельства» в № 4’ 2020 и «Изменение и расторжение договора в случае его существенного нарушения» в № 5’ 2020

Закон освобождает лицо от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства при осуществлении предпринимательской деятельности, если оно докажет, что такое неисполнение явилось результатом непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств (п. 3 ст. 401 ГК РФ).

Однако ни сам коронавирус, ни акты органов власти о введении режима чрезвычайной ситуации, повышенной готовности и т.п. автоматически не приравниваются к форс-мажору, не освобождают бизнес от обязательств перед контрагентами и не прекращают (изменяют) действие договоров.

Для того чтобы определенные обстоятельства были квалифицированы как форс-мажор и ввиду этого позволяли избежать ответственности за нарушение договора, они должны:

  • непосредственно влиять на возможность конкретного предприятия исполнить свое обязательство перед его контрагентом, а также
  • быть чрезвычайными, исключительными, выходящими за рамки обыденности и непредотвратимыми, т.е. без объективной возможности их устранить (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств»).

Иными словами, все определяется индивидуально для каждого конкретного случая и с учетом только ему присущих обстоятельств посредством суда, за исключением случаев, когда стороны самостоятельно достигли взаимопонимания и урегулировали спорные вопросы мирным путем, либо когда сам договор требует особого порядка установления подобных обстоятельств.

Органы исполнительной власти сразу нескольких российских регионов назвали распространение коронавируса форс-мажором – чрезвычайными и непредотвратимыми обстоятельствами (см., например, п. 18.1 указа мэра Москвы от 05.03.2020 № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности», п. 28 постановления Губернатора Московской области от 12.03.2020 № 108-ПГ «О введении в Московской области режима повышенной готовности для органов управления и сил Московской областной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций и некоторых мерах по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-2019) на территории Московской области»). Однако ссылка на них не будет достаточной – предприятие должно будет доказывать, что конкретные непредотвратимые обстоятельства не позволили ему выполнить свои договорные обязательства перед контрагентом.

Российские суды в настоящий момент работают в особом, ограниченном режиме. В связи с этим и еще явной недостаточностью времени для полноценного рассмотрения новых дел, пока сложно говорить о выводах из судебной практики. Хотя некоторые акты можно найти.

Судебная практика
Свернуть Показать

Суд согласился с ходатайством арбитражного управляющего о запрете проведения собрания кредиторов, поскольку местом пребывания большей части кредиторов является Москва, в которой действует режим повышенной готовности, а работники предприятий обязаны соблюдать режим самоизоляции (определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 23.03.2020 по делу № А65-12263/2019).

Для внутрироссийских сделок установление наличия форс-мажора осуществляется судом в каждом конкретном случае индивидуально и с учетом представленных доказательств. Специально для этого обращаться в суд не надо. Такие обстоятельства исследуются только в судебном споре, инициированном одной из сторон договора в связи с его неисполнением.

Для внешнеторговых сделок наступление форс-мажора может быть засвидетельствовано с помощью сертификата о форс-мажоре, выпущенного ТПП РФ для каждого конкретного случая (п. 3 ст. 15 Закона РФ от 07.07.1993 № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», п. 2.3 Положения ТПП РФ). Если у контрагента имеются возражения, то доказывать свою правоту придется в суде.

Следует выделить несколько возможных вариантов развития событий в отношении заключенных договоров:

1) освобождение от ответственности за неисполнение договора;

2) прекращение обязательства (то есть части обязанностей по договору, а не договора в целом);

3) изменение или расторжение договора в связи с существенным изменением обстоятельств.

Освобождение от ответственности за неисполнение договора

Компания освобождается от ответственности, если неисполнение договора вызвано форс-мажорными обстоятельствами, наступление которых сторона не могла предвидеть и предотвратить (п. 3 ст. 401 ГК РФ). Например, предприятие, предоставляющее площадки для проведения банкетов, конференций или иных массовых мероприятий, не должно будет нести ответственность перед своими заказчиками-организаторами ни в виде установленного договором денежного штрафа, ни в виде убытков, которые понесли сами организаторы в связи с невозможностью проведения мероприятия (например, оплата перелетов приглашенных спикеров, приобретение оборудования и т.п.).

В аналогичной ситуации оказывается и любая компания-подрядчик, которая не успевает выполнить работы по контракту в срок по причине выполнения ее персоналом требований самоизоляции, установленных властями. При этом сам договор и обязательства по нему продолжают существовать. Как только чрезвычайные обстоятельства прекратятся, исполнение договора должно быть возобновлено, а сторона, не исполнившая обязательство, не будет нести ответственность за неисполнение договора в срок.

Следует помнить, что крайне важно сообщить своему контрагенту о просрочке и ее причинах как можно раньше. В первую очередь надо ориентироваться на сроки, указанные в оговорке о форс-мажоре в договоре (при ее наличии, конечно). Иначе вы рискуете потерять этот защитный антисанкционный иммунитет.

Прекращение обязательства (части обязанностей по договору, а не договора в целом)

Обязательство из договора прекращается, если оно не может быть исполнено фактически (ст. 416 ГК РФ) или если его исполнение будет противоречить какому-либо акту госоргана (ст. 417 ГК РФ).

Вы видите начало этой статьи, чтобы читать всё


на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.
за 300 руб.

  нет голосов

Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.