• Журнал «Налоговый учет для бухгалтера» январь 2009
  • Рубрика Актуальное интервью

Налоговые новации: позиция бизнеса

  • 0 комментариев
  • 6316 просмотров
С момента принятия Налогового кодекса в него было внесено порядка 600 поправок. Причем многие не действовали ни одного дня, поскольку для них был предусмотрен особый порядок вступления в силу, а исполнительная власть слишком часто кардинально меняла свою позицию. Насколько успешной считают работу законодателей по совершенствованию налоговой системы представители бизнеса? На эти и другие вопросы в интервью нашему журналу ответил заместитель директора ­Департамента по законодательству ТПП РФ Дмитрий Фадеев.


Недавно в налоговое законодательство были внесены значительные поправки, в подготовке которых активное участие принимала Торгово-промышленная палата РФ. Подводя своеобразные итоги этой работы, можно сказать, что практически все изменения в НК РФ были приняты с учетом мнения Палаты. Однако проблемы в налоговой системе, мешающие развиваться бизнесу, до сих пор не устранены. О том, насколько успешной считает работу законодателей по совершенствованию налоговой системы, рассказал замдиректора Департамента по законодательству ТПП РФ Дмитрий Фадеев.

- Дмитрий Евгеньевич, в конце прошлого года НК РФ в очередной раз претерпел множественные изменения. Как ТПП оценивает новации, внесенные Федеральным законом от 26.11.2008 г. № 224-ФЗ (далее — Закон № 224-ФЗ)?

— Минусом «ночного» Закона № 224-ФЗ, как его уже успели в шутку окрестить специалисты, является то, что его второе и третье чтение в Госдуме провели за два дня, и предпринимательское сообщество, а также законодательные собрания субъектов РФ были лишены возможности внести свои поправки. Что касается содержательных моментов, то в Законе № 224-ФЗ есть много положительных для деловых кругов новелл. За принятие отдельных поправок в течение многих лет выступала Палата. К примеру, статья 150 НК РФ дополнена положением, согласно которому не подлежит обложению налогом на добавленную стоимость ввоз на таможенную территорию РФ технологического оборудования (в том числе комплектующих и запасных частей к нему), аналоги которого не производятся в стране, по перечню, утверждаемому Правительством РФ. До 30% увеличена «амортизационная премия», а субъектам Федерации предоставлено право устанавливать дифференцированные налоговые ставки по УСН для объекта обложения «доходы минус расходы» в пределах 5—15% в зависимости от категорий налогоплательщиков. Таким образом, региональные власти смогут стимулировать малый бизнес.

Если говорить о том, что не удалось сделать в Законе № 224-ФЗ, то, на наш взгляд, более эффективной мерой в условиях финансового кризиса было бы не снижение до 20% ставки налога на прибыль и даже не введение уже упомянутой 30% «амортизационной премии», а возврат в главу 25 НК РФ «инвестиционной льготы» по налогу на прибыль и уменьшение на несколько пунктов ставки НДС. Эффект от такого шага для предприятий, наверное, был бы со временем более ощутим в экономическом плане. Кроме того, взвесив все «за» и «против», можно было бы при принятии Закона № 224-ФЗ рассмотреть вопрос о льготе по налогу на имущество организаций по вновь вводимому технологическому оборудованию.

— С какими новациями ТПП не согласна и почему?

— Статьей 1 названного закона были внесены изменения и дополнения в статьи 63 и 64 НК РФ, а также добавлена новая статья 64.1. Эти поправки дали право Министру финансов принимать решения о предоставлении отсрочек (рассрочек) сроком до 5 лет по уплате федеральных налогов, пеней и штрафов, а также об изменении сроков уплаты налогов в федеральный бюджет. Воспользоваться поддержкой Министра компания может, если:

  • размер ее задолженности на 1-е число месяца подачи заявления о предоставлении отсрочки или рассрочки превышает 10 млрд руб.;
  • единовременное погашение долга может привести к неблагоприятным социально-экономическим последствиям.

При этом «на сумму задолженности, в отношении которой принято решение об отсрочке или о рассрочке, начисляются проценты по ставке, равной одной второй ставки рефинансирования ЦБ РФ, действовавшей за период отсрочки или рассрочки. Отсрочка или рассрочка, предусмотренная настоящей статьей, может предоставляться без способов ее обеспечения».

Анализ этой новации позволяет сделать однозначные выводы:

  • 1) подобные налоговые отсрочки эквивалентны получению предприятием долгосрочного кредита по очень низкой годовой ставке (6,5%) и, видимо, без какого-либо обеспечения;
  • 2) высокий входной барьер (10 млрд руб.) налоговой задолженности отсекает малые, средние, а также эффективные (имеющие нулевую или незначительную задолженность) крупные компании от источника получения подобных кредитов;
  • 3) неопределенность понятия «неблагоприятные социально-экономические последствия» дает возможность для слишком широкого маневра при принятии решений и создает почву для коррупционных проявлений.

Подобные фантастически выгодные по сегодняшним меркам условия кредитования крупных неэффективных компаний означают, что государство заявило курс на свертывание честной конкуренции и поддержку крупных и неэффективных производств. Между тем закрытие среднего, но градообразующего предприятия, испытывающего временное сжатие внешнего спроса и трудности с привлечением кредитов по разумным ставкам, может также привести к тяжелейшим «неблагоприятным социально-экономическим последствиям».

ТПП России предлагает отказаться от предоставления таких возможностей Министру финансов. Взамен следует разработать механизм автоматического предоставления госгарантий любым предприятиям на период до завершения кризиса. Это позволит хотя бы частично восстановить их залоговую стоимость, снизить рыночный риск и, как следствие, — уменьшить ставки привлекаемых кредитов (в том числе на погашение налоговой задолженности). Размер гарантий не должен превышать докризисной величины среднегодовой кредиторской задолженности предприятия по полученным в коммерческих банках кредитам.

— На сегодняшний день одна из наиболее серьезных угроз для бизнеса — приостановление операций по счетам. Можно сказать, что это — дополнительная возможность для безнаказанного «налогового терроризма», а в условиях финансового кризиса — еще один дестабилизирующий фактор. Закон № 224-ФЗ предусмотрел финансовую ответственность инспекторов за несвоевременное снятие блокировки счета. Как ТПП оценивает данную меру?

— В настоящее время приостановление операций по счетам чаще применяется как средство принуждения к уплате налога, а не как гарантия поступления взыскиваемых средств в бюджет. Таким образом, данная мера не отвечает понятию обеспечительной. Совершенно неоправданным, с точки зрения целей и последствий, является приостановление операций по счетам в связи с непредставлением налоговых деклараций.

Блокировка счета может иметь для предприятия критические последствия. Действительно, на практике возможны ситуации, когда компания в установленном порядке погасила налоговую задолженность, а инспекторы в силу различных причин своевременно не приняли решение о снятии блокировки на банковские счета налогоплательщика или не вручили банку соответствующее решение. Конечно, тот факт, что новый пункт статьи 76 НК РФ предусмотрел для такого случая финансовую ответственность инспекторов, можно считать прорывом в решении данной проблемы. Так, на сумму, в отношении которой действовал режим приостановления, начисляются проценты по ставке рефинансирования ЦБ РФ за каждый календарный день нарушения срока. Однако этого недостаточно. Тем более, учитывая, что и данное полезное новшество вступит в силу только с 1 января 2010 года. Видимо, налоговым органам дано время для моральной подготовки.

Предложение ТПП состоит в том, чтобы приостановление операций по счетам компании действовало с момента получения банком соответствующего решения налоговой инспекции и до полного списания денежных средств со счета на основании инкассового поручения. Поскольку административный и судебный способы защиты в данном случае неэффективны, целесообразно также ввести предварительную проверку в виде получения санкции прокурора. Сегодня такая мера предусмотрена для случаев, когда налагается запрет на распоряжение имуществом (ст. 77 НК РФ). Тем более предварительный госконтроль необходим, когда речь идет о запрете пользования имуществом, особенно денежными средствами.

— В некоторой степени проблемы с блокировкой счетов связаны и с несовершенством налогового администрирования, развитию которого в последнее время уделяется достаточно много внимания. Насколько, на Ваш взгляд, успешны меры, принимаемые в этом направлении?

— Несмотря на многие позитивные моменты Федерального закона от 27.07.2006 г. № 137-ФЗ, до сих пор сохраняется определенный дисбаланс во взаимоотношениях инспекторов и налогоплательщиков. Подзаконными актами устанавливаются дополнительные, не предусмотренные Налоговым кодексом основания для проведения выездных проверок (например, приказ ФНС от 25.12.2006 г. № САЭ-3-06/892@), сохраняется практика неправомерных действий и административного воздействия контролеров в отношении бизнеса.

К примеру, Закон № 137-ФЗ запрещает проводить в течение одного года более двух выездных проверок компаний. Однако здесь же, в Налоговом кодексе, предусматривается целый ряд исключений, которые могут сочетаться в различных вариантах. Тем самым проверка с учетом возможных продлений опять может затянуться на длительный срок.

К тому же в Законе № 137-ФЗ отсутствуют нормы, обеспечивающие соблюдение инспекторами сроков проверки и вынесения решения по ним. А по поступившим от ряда предпринимателей — членов ТПП России данным, в 2007 году контролеры нередко и вовсе нарушали требование оформлять акты по результатам проведения камеральных проверок.

Результат того, что фискальное администрирование далеко не безупречно, — завал арбитражных судов налоговыми спорами.

— Возможно, ситуация изменится в связи с введением обязательного порядка досудебного обжалования решений налоговых органов?

— Безусловно, введение данной нормы позволит существенно снизить нагрузку на арбитражные суды. Однако для этого необходимо создать четкий механизм взаимодействия всех участников хозяйственного процесса. К сожалению, в сегодняшнем виде соответствующие поправки в НК РФ недостаточно проработаны и требуют дополнений и уточнений, без которых добиться каких-либо положительных сдвигов не получится. Применение данной нормы в том виде, в котором она действует в настоящее время, приведет к весьма существенным последствиям для налогоплательщика:

  • срок на подачу апелляционной жалобы с одновременным приостановлением вступления в законную силу оспариваемого решения налогового органа является слишком малым — только 10 рабочих дней. При этом указанный срок исчисляется с момента вручения решения налогоплательщику. За такое короткое время весьма сложно подготовить мотивированное мнение налогоплательщика по документам, находящимся в производстве;
  • до тех пор пока налогоплательщик не направит указанную жалобу в вышестоящий налоговый орган и не получит от него аргументированного ответа, он не будет иметь возможности обратиться в суд.

— Какого курса, по мнению ТПП, необходимо придерживаться в вопросе развития налогового администрирования?

— В этой сфере следует продолжить работу по упорядочиванию полномочий налоговых органов, в том числе путем устранения многочисленных отсылочных норм в законодательстве, позволяющих контролерам трактовать те или иные положения по своему усмотрению. Разъяснения финансовых и налоговых органов должны уйти в прошлое, поскольку если какая-то норма Налогового кодекса требует пояснений, то ее надо должным образом изменить в самом НК РФ путем принятия поправок в его нормы.

ТПП полагает, что одна из главных проблем в сфере налогового администрирования — истребование инспекторами чрезмерного объема документов, которые они не могут реально проверить. Это своего рода электронно-бумажный бюрократический барьер, который лишь неоправданно увеличивает издержки предприятий, снижая их конкурентоспособность. Предпринимательское сообщество констатирует, что такая же ситуация сложилась и в части требований бухгалтерской отчетности. Поэтому разбор документальных препятствий должен стоять среди самых приоритетных задач.

— Как, на Ваш взгляд, можно решить «бумажную» проблему?

— С целью снижения объема истребуемых налоговыми органами документов необходимо:

  • упростить систему бухгалтерского учета, перейти от ежеквартальной отчетности к «ежегодной»;
  • установить прямой законодательный запрет на повторное истребование документов любым налоговым органом, если налогоплательщик подтверждает описью факт ранее состоявшейся передачи документов;
  • сократить размер форм налоговой отчетности.

— В то же время Федеральный закон от 22.07.2005г. № 119-ФЗ сделал шаг в этом направлении, увеличив налоговый период по НДС с месяца до квартала и утвердив возможность использовать единую декларацию по данному налогу.

— Действительно, в результате увеличения налогового периода по НДС у предприятий существенно сократился документооборот, стало больше времени на предоставление контрагентам счетов-фактур. Также это позволило компаниям аккумулировать и использовать в течение квартала денежные средства, поступающие от покупателей и заказчиков в счет оплаты товаров, работ, услуг (в сумме налога, предъявленного к оплате).

Но с другой стороны, такая новация привела к тому, что увеличились и сроки возврата из бюджета сумм НДС, уплаченных экспортерами поставщикам товаров, использованных для производства и (или) реализации товаров, налогообложение которых производится по ставке 0%.

Кроме того, ряд крупных предприятий (к примеру, ОАО «Челябинский тракторный завод — УРАЛТРАК») планирует из-за большого объема производственной и иной информации НДС закрывать ежемесячно, что не приведет для них к существенным изменениям налоговой нагрузки и сокращению общего объема документооборота.

Некоторые организации Пензенской области обратили внимание также на следующую важную проблему. В соответствии с Законом № 119-ФЗ с 1 января 2006 года налогоплательщики не имеют возможности определять в учетной политике налоговую базу по НДС «по оплате» или «по отгрузке», как это было раньше. Следовательно, в настоящее время им приходится платить НДС, зачастую не получив денег, так как не все контрагенты осуществляют деятельность на условиях предоплаты товаров. Тем самым предприятиям следует изыскивать собственные средства для уплаты НДС с целью недопущений начисления им пени, а это порой негативно сказывается на их финансовом положении, не позволяет поддерживать высокие темпы производительности.

— Между тем Закон № 224-ФЗ упростил порядок документального подтверждения обоснованности применения ставки 0% и налоговых вычетов. С 1 января этого года экспортерам достаточно представить инспекторам вместо таможенных деклараций их реестры.

— Однако в большинстве случаев наибольшее время для подтверждения ставки 0% требуется предприятиям при сборе документов с отметками пограничных таможенных органов, подтверждающих вывоз товаров за пределы территории РФ.

— Складывается впечатление, что законодатели порой вместо упрощения жизни компаний лишь усложняют ее. Ведь к новациям еще нужно привыкнуть. Неужели в большинстве случаев цель остается не достигнутой?

— Конечно, есть и позитивные результаты. К примеру, возможность равномерно включать расходы на НИОКР в состав прочих расходов в течение 1 года при условии использования указанных исследований и разработок в производстве в целом положительно отразилась на деятельности организаций (Федеральный закон от 27.07.2006 г. № 144-ФЗ).

Так, по данным ОАО «Челябинский тракторный завод — УРАЛТРАК», расходы на НИОКР, осуществленные в целях создания новых или совершенствования применяемых на заводе технологий, создания новых видов сырья и материалов, завершенные в 2007 году, составили 4 420,6 тыс. рублей. То есть ускорение списания в 3 раза позволило предприятию уменьшить налогооблагаемую базу в 2007 году по налогу на прибыль организаций на 2/3 от указанной суммы (2 947,1 тыс. рублей). Таким образом, сокращение суммы налога на прибыль организации составило порядка 700 тыс. рублей.

Или, например, Федеральный закон от 13.03.2006 г. № 39-ФЗ уточнил порядок освобождения организаций, являющихся плательщиками единого сельскохозяйственного налога, от уплаты налогов на прибыль организаций, на имущество организаций и ЕСН. По мнению ряда предприятий, указанные изменения сельскохозяйственным товаропроизводителям позволили снизить трудозатраты на составление налоговой отчетности и уменьшить документооборот.

— Поправки в НК РФ на этом не закончатся. Уже долгое время обсуждается законопроект о трансфертном ценообразовании...

— Соответствующий проект Минфина нас абсолютно не устраивает, поскольку результатом его принятия станет еще большее усложнение процедуры контроля и увеличение издержек компаний — как финансовых, так и административных. Предприниматели понесут дополнительные издержки.

ТПП считает возможным поддержать аналогичный законопроект, подготовленный Министерством экономического развития. В нем круг «контролируемых сделок» регламентируется рядом внешних и внутренних условий. Сделка, одной из сторон которой является нерезидент РФ, признается контролируемой, если цена такой сделки превышает 1 млн рублей и одновременно одной из сторон по ней является налогоплательщик, обороты которого за календарный год превышают 1 млрд рублей.

Внутренний критерий для признания сделки контролируемой также представляется нам обоснованным. Так, сделка с участием резидентов РФ может быть признана контролируемой, если в дополнение к указанным выше условиям выявлены признаки взаимозависимости между ее сторонами и одной из сторон по ней является либо налогоплательщик, уплачивающий пониженную ставку налога, либо предметом сделки являются полезные ископаемые.

Таким образом, из сферы «контролируемых сделок» исключаются, к примеру, работник и работодатель, предприятия малого и среднего бизнеса, индивидуальные предприниматели, физические лица, которые могли бы входить в круг контролируемых лиц согласно аналогичным предложениям Минфина. Это, безусловно, можно расценивать как позитивное решение, направленное на снятие избыточного контроля за субъектами хозяйственной деятельности.

— Как Вы относитесь к идее заменить с 2010 года ЕСН взносами во внебюджетные фонды?

— Суммарная ставка тарифов страховых взносов в размере 34% фонда заработной платы, как предлагает Правительство РФ, является чрезмерно высокой, особенно на фоне разрастания кризиса. На наш взгляд, следует ввести трехлетний мораторий на принятие законов, предусматривающих рост нагрузки на фонд заработной платы в рамках реформирования ЕСН.

Кроме того, целесообразно предусмотреть компенсационные меры в целях недопущения увеличения финансовой нагрузки на работодателей в связи с переходом с 1 января 2010 года от уплаты единого социального налога к страховым взносам на обязательное социальное страхование. Этого можно добиться:

  • одновременно снизив нагрузку по другим обязательствам перед бюджетом (НДС и т.п.);
  • установив переходный период, аналогичный предложенному Правительством, для сельхозпроизводителей и предприятий малого бизнеса, с компенсацией государством разницы между ЕСН (26% от ФОТ) и страховым взносом (34% от ФОТ);
  • выведя из состава трудовой пенсии по старости ее базовую часть с приданием ей статуса государственного социального пособия (которым она фактически является), финансируемого за счет средств федерального бюджета;
  • финансируя нестраховые выплаты, осуществляемые государственными внебюджетными социальными фондами, не за счет взносов работодателей, а за счет средств федерального бюджета.

В заключение отмечу, что одним из направлений развития налоговой системы является снижение налогового бремени на бизнес, однако зачастую власть противоречит сама себе, например, снижает налог на прибыль и одновременно увеличивает ЕСН. Словом, поле для продолжения диалога по налоговой проблематике между бизнесом и чиновниками еще остается.

на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  нет голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.