• Журнал «Юридический справочник руководителя» февраль 2010
  • Рубрика Международное право

Налоги и права человека: нужно ли искать правду в европейском суде?

  • 0 комментариев
  • 14 просмотров
Продолжение статьи, начало в № 12’2009

В статье рассматриваются вопросы наличия доступа к правосудию и возможности взимания дополнительных налоговых обязательств до установления налоговой обязанности судом. Интересным аспектом для целей ограничения доступа к правосудию также является ограниченная компетенция апелляционной инстанции. Автор рассматривает и такое интересное основание, как запрет властей на выезд за границу для целей обеспечения уплаты налогов, которое в РФ имеет сейчас очень широкое распространение.


В продолжение статьи1, опубликованной в № 12 за 2009 год «Юридического справочника руководителя», автор рассматривает практику Европейского Суда по правам человека по налоговым вопросам. После анализа практики по ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод «Право на справедливое судебное разбирательство» рассмотрим практику по ст.1 Протокола 1 «Защита собственности», которая может быть интересна читателю в связи с разафишированным делом ОАО НК «ЮКОС» против Российской Федерации, учитывая многие спорные моменты в позиции заявителя и аргументы Европейского Суда в решении о приемлемости.

Ключевые решения по ст. 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство»

В делах Janosevic v. Sweden2 и Vestberga Taxi AB and Vulic v. Sweden3 ЕСПЧ рассмотрел два принципиально важных вопроса: наличие доступа к правосудию и взимание дополнительных налоговых обязательств до установления налоговой обязанности судом, а также продолжительность производства в отношении дополнительных налоговых обязательств.

Velimir Janosevic (Велимир Яношевич), гражданин Швеции, является бывшим владельцем таксомоторной компании. Vestberga Taxi Aktiebolag (АО «Вэстберга Такси») является таксомоторной компанией, а Nino Vulic (Нино Вулич), грaжданин Швеции, является бывшим директором компании.

В качестве широкомасштабного расследования деятельности операторов такси в 1994 и 1995 годах налоговый орган округа Стокгольм (County of Stockholm) провел проверку двух таксомоторных компаний. Сделав вывод, что их налоговые декларации были некорректными, налоговый орган оценил оборот их коммерческой деятельности и произвел доначисление налогов. Поскольку было установлено, что они представляли некорректную информацию, на них была возложена обязанность уплатить также налоговую надбавку (tax surcharges), составившую около 160 000 шведских крон (г-ну Яношевичу) и 35 000 шведских крон (АО «Вэстберга Такси»). Вследствие начислений относительно АО «Вэстберга Такси» также увеличился размер налоговых обязательств г-на Вулича, и по тем же причинам, что и компания, он был обязан уплатить дополнительную налоговую надбавку, составившую 58 000 шведских крон. Решения налоговым органом были приняты в августе, октябре и декабре 1995 года.

Все заявители оспаривали решения налоговых органов в административных судах. Поскольку суммы налогов и налоговых надбавок (surcharges) являлись существенными и подлежащими к немедленной уплате, заявители также просили о приостановке исполнения решений налоговых органов до принятия решений по их обращениям в суды, в чем им было отказано налоговым органом и административными судами, поскольку заявители не смогли предоставить в качестве обеспечения банковскую гарантию. Так как заявители не располагали активами для погашения налоговой задолженности, г-н Яношевич был объявлен банкротом в июне 1996 года, а АО «Вэстберга Такси» – в феврале 1997 года. В течение 1996 и 1997 годов банковский счет со сбережениями г-на Вулича был арестован, а ежемесячная заработная плата пошла на погашение его налоговых обязательств. Все это время не было вынесено ни одного судебного решения в отношении обязанностей заявителей по уплате различных налогов и налоговых надбавок (tax surcharges). Более того, г-н Яношевич был признан банкротом до того, как его ходатайство о приостановлении исполнения решения налогового органа о взыскании налогов было рассмотрено судом.

В феврале 1999 года, после рассмотрения своих первоначальных решений по налогам и налоговым надбавкам в отношении г-на Яношевича, налоговый орган отказался изменять их и передал материалы для рассмотрения Окружному административному суду (County Administrative Court), который поддержал решения налогового органа, установив в отношении налоговых надбавок, что присутствовали причины для их наложения, а также что правовые основания для их снижения или отмены не были продемонстрированы. На момент принятия ЕСПЧ решения дело еще ожидало своего рассмотрения.

В июне 1997 года налоговый орган решил приостановить свои первоначальные решения в отношении АО «Вэстберга Такси». В июле 2000 года Окружной административный суд (County Administrative Court) отклонил жалобу компании на основании того, что она была ликвидирована вследствие банкротства и, следовательно, уже не имела правоспособности выступать в качестве стороны в суде. Компания обжаловала постановление суда, и в апреле 2002 года Высший административный суд (Supreme Administrative Court) предоставил ей право на рассмотрение ее жалобы. Соответственно, на момент вынесения решения ЕСПЧ последний из национальных судов должен был решить, имеет ли компания правоспособность оспаривать решения налогового органа и, соответственно, суда относительно определения ее налоговой обязанности.

Также в июне 1997 года налоговый орган отказался изменять свои решения в отношении г-на Вулича. В марте 2000 года Окружной административный суд отклонил его заявление об обжаловании по тем же основаниям, что и заявление, поданное г-ном Яношевичем. Это решение было поддержано Апелляционным административным судом (Administrative Court of Appeal) в декабре 2000 года. В праве на обжалование было отказано Высшим административным судом (Supreme Administrative Court) в мае 2002 года.

Применение статьи 6 Конвенции

Согласно практике ЕСПЧ налоговые споры обычно не подпадают под критерий «установления гражданских прав и обязанностей» в соответствии с п. 1 ст. 6 Конвенции, а применение данной нормы зависит от того, могут ли дополнительные налоговые обязательства рассматриваться как включающие «уголовное обвинение» («criminal charge») в значении статьи. Суд установил, что общий характер правовых положений в отношении дополнительных налоговых обязательств (tax surcharges) и цель штрафа, которые являются сдерживающими и карательными (deterrent and punitive), продемонстрировали, что в целях статьи 6 заявителям было предъявлено уголовное обвинение. Уголовный характер правонарушения был в дальнейшем подтвержден строгим потенциальным и фактическим штрафом.

Вы видите 20% этой статьи, чтобы читать всё


на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.
за 300 руб.


Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы

Вниманию тех, кто оформил подписку через ООО «Межрегиональное агентство подписки» (ООО «МАП»): важная информация для вас размещена здесь.

Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.