• Журнал «Юридический справочник руководителя» июнь 2009
  • Рубрика Договорные отношения

Существенное изменение обстоятельств как основание для изменения или расторжения договора

  • Рейтинг 3.5
  • 0 комментариев
  • 14803 просмотра
Для многих должников изменение условий долговых обязательств в сторону их смягчения стало бы спасением в кризисной ситуации. Но не все так просто. Анализируем проблемы, связанные с применением ст. 451 ГК РФ.


В условиях финансового кризиса, когда многие предприятия столкнулись с финансовыми проблемами и невозможностью исполнять свои договорные обязательства, особенно актуальной является практика по изменению и расторжению договоров в связи с существенным изменением обстоятельств (далее – СИО).

Строительная компания «Главмосстрой», входящая в корпорацию «Глав­строй» Олега Дерипаски, намерена изменить условия кредитных договоров, заключенных с «Альфа-банком», в связи с изменившейся мировой экономической ситуацией. 13 апреля 2009 г. компания подала два встречных иска к «Альфа-банку» в Арбитражный суд г. Москвы. При этом сама компания должна банку 1,8 млрд руб., и ранее суд уже удовлетворил требования банка к компании на сумму в 502,6 млн руб. Если судебная инстанция встанет на сторону компании Дерипаски, она спасет, возможно, перспективную компанию от негативных последствий. Однако таким решением судебная инстанция может поставить под удар большинство участников банковского сектора, что может причинить существенный ущерб экономике всей страны. Вероятно, именно сбалансированное решение судебной инстанции, которое сможет учитывать интересы обеих сторон такого разбирательства, должно явиться выходом из сложившейся ситуации. Для того чтобы понять, чем будет руководствоваться суд в своем решении по делу «Главмосстроя», необходимо рассмотреть судебную практику по данному вопросу и выяснить, какова общая позиция высших судебных органов.

Сфера применения и учет возможных СИО в договоре

Согласно п. 1 ст. 451 ГК РФ существенным признается такое изменение обстоятельств, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях.

Договор может предусмотреть неприменимость ст. 451 ГК РФ, если стороны закрепили это в договоре, либо иное вытекает из существа договора. Поэтому необходимо учитывать, что даже при отсутствии прямо закрепленного условия о действии договора вне зависимости от любых обстоятельств из существа договора может следовать, что стороны договора, признавая вероятность СИО, предусмотрели «независимость» договора от таких изменений.

Пример 1
Свернуть Показать

Стороны заключили долгосрочный договор аренды нежилого помещения с указанием арендной платы в твердой сумме на весь срок действия договора (без установления механизма ее изменения). В результате арендатор защищен от предложений/попыток арендодателя увеличить арендную плату в связи с увеличением средней ставки по данному району. Если арендодатель обратится в суд с иском об изменении договора в части размера арендной платы на основании ст. 451 ГК РФ, гарантией защиты арендатора будет сформированная позиция судебных органов о неприменимости данной статьи, поскольку из существа договора следовало, что, заключив договор на таких условиях, каждая сторона приняла на себя риск возможного изменения обстоятельств1.

Пример 2
Свернуть Показать

Включение в договор оговорки об увеличении его цены: «Начиная с [дата] цена на предоставляемые товары будет увеличена поставщиком в связи с инфляцией на 2,5%, а начиная с [дата] – на 3%». При этом подтверждение согласия покупателя на увеличение цены не требуется2.

Итак, условиями, при которых СИО может быть учтен сторонами в договоре, являются:

  • установление цен на уровне, который отличается от существующего на момент заключения договора;
  • установление «скользящих» цен (повышающихся или понижающихся в определенной пропорции, например, при изменении стоимости составляющих цены предмета договора);
  • установление оплаты в рублях по эквиваленту определенной суммы в иностранной валюте или условных денежных единицах;
  • установление твердых цен и включение условий, которые обеспечивают баланс интересов при существенном изменении уровня рыночных цен;
  • установление обязанности соответствующей стороны заключить договор страхования от определенных рисков3.

Правовое регулирование СИО в зарубежном праве

Вопрос о том, можно ли избежать связанности договорными обязательствами вследствие последующего резкого изменения обстоятельств, известен правовой науке стран континентальной Европы достаточно давно и выражается в принципе «Rebus sic stantibus» («при неизменных обстоятельствах»), который подразумевает, что действительность договора зависит от неизменности обстоятельств, при которых он был заключен.

Важно констатировать, что в римском праве (как основе всех правовых систем, исключение составляет право шариата) возможность расторжения или изменения договора на таком основании полностью отсутствовала4. Вместе с этим римлянам было известно такое явление, как «ошибка при заключении сделки». Вероятно, именно такой принцип постклассической эпохи Рима «Errantis nulla voluntas est» («Воля ошибающегося ничтожна») и сыграл, по нашему мнению, свою определяющую роль в формировании в середине XIX века «теории презумпции» Виндшайда5.

Согласно его позиции одна из сторон заключает договор, презюмируя, что «он действует только при определенном стечении обстоятельств». Эта сторона, правда, ставит действие договора в зависимость от «презюмируемого» ею стечения обстоятельств в том смысле, что ее волеизъявление при этом не было связано каким-либо условием. Отсюда следует, что если презумпция ошибочна, то договор сам по себе продолжает оставаться действительным. Хотя действие договора оправдано с формальной точки зрения, по сущест­ву для этого нет оснований, поскольку это не соответствует «истинной» воле партнера. А потому потерпевшая сторона, если презумпция ошибочна, может потребовать у другой стороны прекращения действия договора, что ­означало бы заключение договора на основании «стечения обстоятельств».

Данная теория была раскритикована Ленелом. По его мнению, «презумпция, являясь чем-то средним между односторонним мотивом и взаимно согласованным условием, не может служить правовой стабильности». Его позицию в то время поддержала Комиссия по второму чтению Германского гражданского уложения (ГГУ) и заявила, что теория Виндшайда «угрожает правовой стабильности».

Германия

Суды Германской Империи начали часто сталкиваться со случаями СИО в результате Первой мировой войны 1914 г. Преимущественно они были вынуждены признавать исполнение договорных обязательств невозможным в силу § 275 ГГУ6 , даже когда имела место «экономическая невозможность».

Имперский верховный суд развил в то время два направления практики по данным основаниям. Согласно первому он усматривал причину экономической невозможности исполнения договорных обязательств в войне, революции или транспортных трудностях, поскольку, даже если такие обязательства были бы и исполнены после устранения названных препятствий, их следовало бы рассматривать как полностью изменившиеся по своему содержанию по сравнению с тем, как бы это предусматривалось изначально. Другое направление практики под причиной «экономической невозможности» подразумевало возникновение обстоятельства, которое представляло бы «непосильное бремя» для одной из сторон. Например, суд установил принцип, что простое повышение цен не освобождает продавца от исполнения договорных обязательств, однако когда исполнение договорных обязательств в соответствии с первоначальными условиями при инфляции ведет к немедленному банкротству продавца, то ему в качестве исключения гарантируется «защита от угрозы разорения».

Отчасти последователем Виндшайда является Ортман, который разработал теорию «основания сделки» (договор прекращает свое действие из-за изменившихся обстоятельств, если вследствие этого не оправдываются ожидания, представления и предположения сторон, на которые они рассчитывали при заключении договора) и «психологическую теорию» (призвана установить содержание образа мыслей сторон при заключении договора, при этом, в отличие от Виндшайда, представление сторон о последствиях должны совпадать). К сожалению, слабой стороной данной теории является невозможность ее применения к случаю, когда изменение обстоятельств не может быть предусмотрено разумно действующими сторонами в момент заключения договора.

После Второй мировой войны суды Германии столкнулись с ее негативными последствиями и в большей степени стали исходить из необходимости применения вместе с теорией «отпадения оснований сделки» теорию «оценки обстоятельств каждого конкретного дела с точки зрения принципа добросовестности»7.

Франция

Несмотря на мировые войны, отставившие серьезный след, французские суды практически не применяли данное основание. В ответ на такую жесткую позицию судов стороны договоров стали включать конкретные оговорки о войнах, забастовках или валютные оговорки с целью четкого (expressis verbis) распределения рисков между собой. В отношении арбитража стала широко применяться оговорка, освобождающая от строгого следования закону и наделяющая арбитра правом приводить договор в соответствие с изменившимися в процессе его исполнения обстоятельствами на основе принципа ­добросовестности («de bonne foi»)8. Аналогичную позицию занимает и Бельгия.

Италия

ГК Италии (ст. 1467 и последующие) содержит положения, согласно которым долгосрочные договоры, включая договоры о регулярных поставках в течение продолжительного времени, могут быть расторгнуты судом по заявлению одной из сторон, если исполнение договора становится для нее крайне обременительным (eccessivamente onerosa) в результате наступления неожиданных и непредвиденных обстоятельств. Вместе с этим такая возможность ограничивается двумя основаниями. Договор не может быть расторгнут, если трудности, связанные с его исполнением, не выходят за рамки обычных договорных рисков (nell’alea normale del contratto), а также если одна из сторон может воспрепятствовать расторжению договора, предложив адекватные условия изменения договора9.

Великобритания

Доктрина тщетности договора (doctrine of frustration of contract) возникла исключительно на основании судебной практики (case law). В настоящее время она применяется в случаях фактической или юридической невозможности исполнения договоров так же, как и в случаях отпадения цели договора (frustration of purpose), а также когда наступление последующих обстоятельств ведет к просрочке договора или меняет его природу настолько, что его исполнение в результате будет коренным образом отличаться (radically different) от намерений сторон при заключении договора.

США

Здесь проводят различие между ситуациями, когда изменившиеся обстоятельства делают исполнение договора невозможным (impossible), крайне затруднительным (impracticable) или бесцельным (frustrated).

В § 261 Свода (второго) договорного права 1981 г. (Contract Law Restatement (Second) of 1981) установлено, что должник освобождается от исполнения своих договорных обязательств, если после заключения договора это становится для него «крайне затруднительным в связи с наступлением не по его вине обстоятельств, ненаступление которых являлось основной предпосылкой для заключения договора». Практически ­аналогичный механизм предусмотрен нормой § 2–615 ЕТК США.

В отличие от англичан, американцы относят к понятию «тщетность» случаи, когда одна из сторон может потенциально выполнить договорное обязательство, однако такое исполнение в связи с изменившимися обстоятельствами для нее стало бесполезным и бесцельным (§ 265 Свода (второго) договорного права 1981 года)10.

Досудебная стадия

Согласно п. 2 ст. 451 ГК РФ стороны могут достичь соглашения о приведении договора в соответствие с СИО или о его расторжении. Таким образом, законом предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования конфликта. Только если стороны в досудебном порядке не смогут прийти к соглашению о расторжении договора или приведении его условий в соответствии с СИО, заинтересованная сторона может ­обратиться в суд с соответствующим иском.

Судебная стадия

Для применения положений ст. 451 ГК РФ необходимо наличие ­одновременно всех четырех перечисленных в п. 2 статьи условий:

  1. «в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет», т.е. должна быть убежденность в этом обеих сторон. Можно предположить, что возможность наступления каких-либо негативных изменений ими допускалась, однако наступившее изменение обстоятельств стороны не могли и не должны были предвидеть;
  2. «изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота». При этом заинтересованная сторона (то есть обратившаяся с иском сторона договора) должна доказать, что она «невиновна в том, что вызвавшие изменение ­обстоятельств причины не преодолены после их возникновения»11;
  3. «исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора»;
  4. «из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона». Данное условие содержит презумпцию, что заинтересованная сторона не должна нести риск изменения обстоятельств, поэтому доказательства обратного (что такой риск заинтересованной стороны вытекает из обычаев делового оборота или существа ­заключенного договора) должна представлять противная сторона.

Судом должна быть установлена именно совокупность всех четырех условий, что не раз подчеркивалось Президиумом ВАС РФ; в противном случае оснований для применения статьи 451 ГК РФ у суда не будет.

Судебная практика
Свернуть Показать

Сберегательный банк РФ в лице Ленинского отделения № 47 Калужского территориального банка обратился в Арбитражный суд Калужской области с иском к товариществу с ограниченной ответственностью «Пассаж» о расторжении договора о расчетно-кассовом обслуживании на основаниях, указанных в ст. 451 ГК РФ. Так, банк сослался на невозможность надлежащего исполнения распоряжений клиента и на предполагаемые убытки в связи с предъявлением товариществом двух карточек с образцами подписей директоров. Арбитражный суд Калужской области удовлетворил исковые требования банка. Апелляционный суд и Федеральный арбитражный суд Центрального округа оставили данное решение без изменения. Однако Президиум Высшего Арбитражного Суда отменил решение суда первой инстанции, а также постановления апелляционной инстанции и ФАС Центрального округа. При этом ВАС отказал банку в удовлетворении исковых требований, поскольку представление предприятием в банк карточек с образцами подписей разных директоров не представляет предусмотренных законодательством ­совокупности условий, необходимых для расторжения договора12.

Финансовый кризис 2008 г., повлекший такие негативные последствия, как девальвация рубля, рост инфляции, нехватка кредитных ресурсов и повышение их цены, фактически повторил ситуацию 1998 г. Последствия кризиса 1998 г. явились основаниями, на которые впоследствии ссылались предприятия при своих обращениях в суд, требуя в судебном порядке расторжения или изменения договоров согласно ст. 451. Сложившаяся судебная практика по данным делам носит противоречивый характер: можно найти как постановления, в которых суды расторгли договор в связи с СИО, так и постановления, в которых договор расторгнут не был.

Судебная практика
Свернуть Показать

ЗАО «Каисса» обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО «БФТ-Декора» о расторжении договора и взыскании двойной суммы задатка на основании п. 2 ст. 381 ГК РФ, а также процентов на основании ст. 395 ГК РФ. Арбитражный суд обоснованно расторг договор и взыскал с ответчика в пользу истца задаток в рублевом эквиваленте на день исполнения. В своем решении суд сослался на существенно изменившиеся обстоятельства – финансовый кризис и резкое увеличение курса доллара США, в условиях которого исполнение договора без изменения его условий, касающихся порядка оплаты технологического оборудования, существенно нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон. Согласно п. 3 ст. 451 ГК РФ при расторжении договора вследствие существенно изменившихся обстоятельств суд по требованию любой из сторон определяет последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора. Апелляционная и кассационная инстанции оставили решение без изменения13.

Прямо противоположное решение суд принял по делу небезызвест­ного «Уникомбанка», который по своим экономическим показателям в 90-х гг. был включен Правительством РФ в число «социально значимых» и «системообразующих».

Судебная практика
Свернуть Показать

АКБ «Уникомбанк» обратился с иском в Арбитражный суд г. Москвы к ОАО «МТТ-Инвест» и ОАО «Инвест-центр» о досрочном расторжении кредитного договора и взыскании солидарно с заемщика и поручителя процентов. Арбитражный суд в исковом требовании отказал на основании того, что обстоятельства, на которых истец основывает свои требования о досрочном расторжении договора, – привлечение средств клиентов для предоставления кредита, финансовый кризис банка после августа 1998 года, отзыв лицензии на осуществление банковской деятельности, возбуждение дела в арбитражном суде о банкротстве банка и признании его банкротом, неисполнение заемщиком обязательств по предоставлению бухгалтерской отчетности – не являются обстоятельствами, которые стороны не могли предвидеть при заключении кредитного договора, а также тем, что истец не представил суду доказательства существенного нарушения ответчиком обязательств, предусмотренных спорным договором. В апелляционной инстанции дело не рассматривалось. Далее истец подал кассационную жалобу, в которой просил отменить предыдущее судебное решение и принять новое решение о досрочном расторжении кредитного договора и взыскании с ответчиков солидарно суммы кредита и процентов. После рассмотрения имеющихся в деле материалов кассационная инстанция не нашла оснований для отмены принятого судом решения, заключив, что такое обстоятельство, как финансовый кризис 1998 г., вызванный резким падением курса рубля по отношению к американскому доллару, стороны могли предвидеть при заключении договора, поскольку аналогичные процессы уже имели место в большей или меньшей степени на протяжении последних 10 лет14.

Еще одним характерным примером неприменения ст. 451 является дело «Уралсвязьинформа» против «Внешэкономбанка».

Судебная практика
Свернуть Показать

ОАО «Уралсвязьинформ» обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском об изменении условий договора (долгового обязательства) в связи с существенным изменением обстоятельств, резким падением курса российского рубля по отношению к свободно конвертируемой валюте, в которой должны производиться расчеты по долговому обязательству принятием Правительством РФ и ЦБ РФ совместного заявления от 17.02.1998. В качестве ответчиков истец привлек Министерство РФ и Банк внешнеэкономической деятельности СССР «Внешэкономбанк», заключивших спорный договор. Арбитражный суд отказал истцу в удовлетворении его требований, апелляционный суд оставил решение без изменения. ФАС оставил решение без изменения, признав правомерными выводы суда о том, что, заключая долговое обязательство, истец не мог не знать о нестабильности валютного рынка и возможности падения курса рубля, тем более что платежи по спорной сделке должны были осуществляться длительное время с 1996 по 2006 год. Резкое падение курса рубля уже имело место в 1993 году. Кроме того, совместные заявления Правительства РФ и Центрального банка РФ не могли гарантировать стабильность валютного рынка и не являлись гарантией по рассматриваемому долговому обязательству15.

Позиция представителей высших судебных органов – исключительность применения статьи 451

Как отмечает Заместитель Председателя ВАС РФ В.В. Витрянский, «по отличительным чертам и по своему характеру существенно изменившиеся обстоятельства очень напоминают непреодолимую силу. Однако имеется значительное отличие: существенные изменения обстоятельств не влекут невозможность исполнения обязательств, возникших из договора, напротив, возможность его исполнения во всех случаях должна присутствовать, но его исполнение значительно нарушило бы баланс интересов сторон.

При расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств суд по требованию любой из сторон должен определить последствия расторжения договора, исходя из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением этого договора. Как отмечалось ранее, при расторжении договора в обычном порядке стороны, напротив, не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

И еще одна интересная деталь. При наличии существенно изменившихся обстоятельств изменение договора по решению суда допускается лишь в исключительных случаях и только тогда, когда расторжение договора будет противоречить общественным интересам либо повлечет для сторон ущерб, который значительно превышает затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях»16.

Такую же позицию поддерживает в том числе начальник Управления законодательства ВАС РФ Бевзенко Р.С.

Вывод

Таким образом, в отличие от основания, предусмотренного ст. 416 ГК РФ «о невозможности исполнения обязательства», ст. 451 ГК РФ говорит о затруднительности, т.е. исполнение остается возможным, но становится ввиду возникших обстоятельств экономически обременительным для одной или всех сторон договора. В отличие от фактической действительной невозможности (ст. 416), затруднительность подразумевает наличие «экономической невозможности исполнения обязательств».

Кроме того, исключительное право установления возможности применения такого основания и подтверждения его наличия предоставлено только компетентной судебной инстанции, которая после установления факта проведения сторонами всех возможных внесудебных мероприятий для достижения согласованной позиции и возможного разрешения спора сможет принять такой спор для оценки и выявления его исключительности для применения последствий, предусмотренных ст. 451 ГК РФ.

При этом в связи с отсутствием однозначной позиции у судов при вынесении решений, вероятно, необходимо рассматривать каждое дело исходя из конкретных обстоятельств без учета прецедентной практики. В случае установления судом исключительности дела «Главмосстроя» имеются все основания для удовлетворения исковых требований в части изменения кредитных договоров в связи с настоящей экономической ситуацией.


Сноски

Свернуть Показать
  1. Рожкова М.А. «Отдельные аспекты доказывания существенного изменения обстоятельств (по статье 451 ГК РФ)» // Вестник ВАС РФ. – № 4. – 2001. Вернуться назад

  2. Завидов Б.Д. Основные идеи, недочеты и новации общих положений о договоре. – СПСКонсультантПлюс, 2007 г. Вернуться назад

  3. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий к правовому регулированию и практике разрешения споров. Вернуться назад

  4. Римское частное право: учебник / Д.В. Дождев; под общ. ред. В.С. Нерсесянца. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: Норма, 2008. С. 529. Вернуться назад

  5. Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: В 2-х тт. – Том 2. – Пер. с нем. – М.: Междунар. отношения, 1998. С. 262. Вернуться назад

  6. Современная редакция § 275 ГГУ: «(1) Требование исполнения исключается, если исполнение невозможно для должника или для любого другого лица. (2) Должник может отказаться от исполнения, если оно потребует затрат, которые, принимая во внимание содержание обязательства и требования доброй совести, находятся в грубом несоответствии с интересом кредитора в исполнении. При определении предполагаемых усилий должника необходимо также учитывать, отвечает ли должник за обстоятельства, препятствующие исполнению. (3) Должник может отказаться от исполнения, которое надлежит осуществить лично, если при оценке препятствующих исполнению обстоятельств и интереса кредитора в исполнении оно окажется непосильным для должника. (4) Права кредитора определяются в соответствии с предписаниями §§ 280, 283–285, 311а и 326». Цит.: Гражданское уложение Германии: Ввод. закон к Гражданскому уложению; Пер. с нем.; Науч. ­редакторы – А.Л. Маковский [и др.]. – М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 55. Вернуться назад

  7. Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 268. Вернуться назад

  8. Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 270. Вернуться назад

  9. Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 271. Вернуться назад

  10. Цвайгерт К., Кетц Х. Указ. соч. С. 279. Вернуться назад

  11. Розенберг М.Г. Международная купля-продажа товаров: Комментарий к правовому ­регулированию и практике разрешения споров, с. 210. Вернуться назад

  12. Постановление Президиума ВАС РФ от 21.01.1997 г. № 2267/96. Вернуться назад

  13. Постановление ФАС МО от 03.11.1999 г. по делу № КГ-А40/3612-99. Вернуться назад

  14. Постановление ФАС МО от 25.01.2000 г. № КГ-А40/4646-99. Вернуться назад

  15. Постановление ФАС МО от 16.12.1999 г. по делу № КГ-А40/4125-99. Вернуться назад

  16. Комментарий части первой Гражданского кодекса Российской Федерации. – М.: Редакция журнала «Хозяйство и право», Фирма «СПАРК», 1995. С. 420. Вернуться назад

на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  4 голоса

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.