• Журнал «Налоговый учет для бухгалтера» февраль 2012
  • Рубрика Актуальное интервью

Роман Авалян: «Новый закон о бухучете нельзя представлять черным или белым»

  • Рейтинг 5
  • 0 комментариев
  • 6133 просмотра
Чуть менее года отведено бухгалтерам, чтобы изучить все положения нового закона «О бухгалтерском учете», который вступает в силу в 2013 году. Главный редактор журнала «Юридический справочник руководителя», автор первого постатейного комментария к закону Роман Авалян рассказал о новых требованиях к главным бухгалтерам, «упрощенцам», проведению внутреннего контроля, формам первичной учетной документации и других нововведениях.


С 1 января 2013 г. в России начнет действовать новый Федеральный закон «О бухгалтерском учете». Время до его вступления в силу пока есть. Но чтобы подготовиться к работе в соответствии с новыми требованиями, знать о них нужно уже сейчас. Что ждать от нового закона, нам рассказал главный редактор журнала «Юридический справочник руководителя», автор первого постатейного комментария к новому закону о бухгалтерском учете Роман Авалян.


– Принятия нового закона ждали давно. Наконец, это свершилось. Но многие наши читатели опасаются, что с его вступлением в силу реалии работы бухгалтера изменятся в одночасье. Вы с этим согласны?

– Поспешу успокоить ваших читателей. В ночь с 31 декабря 2012 года на 1 января 2013 года ничего сверхъестественного, кроме возможных новогодних чудес, не произойдет. В новом законе сказано, что все те нормативные акты, которые регулируют бухучет сейчас, будут продолжать действовать до тех пор, пока Минфин России (или Центральный банк – для кредитных организаций) не утвердит ничего нового. Революции, которую многие ожидали, не произойдет. Законодательство в сфере бухучета будет меняться постепенно. Точно так же, как оно менялось на протяжении последних четырнадцати лет. Напомню, что программа реформирования бухгалтерского учета была утверждена еще в 1998 году. Были ли на протяжении этого времени резкие существенные изменения? Думаю, и теперь их тоже не будет.

– Как Вы оцениваете новый закон? Больше положительно или все же отрицательно?

– Новый закон о бухучете, как и любой другой, нельзя представлять черным или белым. Понятно, что угодить всем невозможно. Кто-то наверняка выиграл, кто-то проиграл. Вероятно, найдутся и те, кто остался «при своем». Но то, что направление развития бухгалтерского учета идет верно, с использование международного опыта, вряд ли стоит отрицать.

Конечно, новый закон не без изъянов. В чем-то законодатели явно поспешили, где-то не учли взаимосвязанные положения других законов, местами не обратили внимания на терминологические неточности. Но таков удел всего нового. Тем более что закон – лишь фундамент, на котором будет строиться дальнейшая реформа бухучета.

Более того, еще предстоит принятие большого количества нормативных актов, развивающих положения нового закона, утверждение федеральных и отраслевых стандартов, рекомендаций в области бухгалтерского учета, внедрение системы негосударственного регулирования. Да много чего еще предстоит. И в таких условиях главная задача всего экономического сообщества – не упираться в недостатки нормативного регулирования, а эффективно использовать возможности, предоставленные новым законом и, при желании, включиться в процесс разработки новых стандартов учета. Тем более что закон позволяет это сделать.

– А вот здесь подробнее, пожалуйста. Каким образом это можно сделать?

– Как раз через систему негосударственного регулирования бух­учета. Предполагается, что разработкой федеральных стандартов учета, то есть ПБУ, выражаясь языком старого закона, займутся так называемые субъекты негосударственного регулирования бухучета. Ими могут выступать саморегулируемые организации (например, аудиторов, оценщиков, арбитражных управляющих), их ассоциации, а также любые другие некоммерческие организации.

– И как будет построена их работа над разработкой и принятием стандарта ПБУ?

– Процесс принятия стандарта, описанный в законе, вполне можно назвать сложным. Начнем с того, что стандарт разрабатывается в соответствии с программой разработки федеральных стандартов, которую утверждает Минфин. Затем субъект негосударственного регулирования разрабатывает сам стандарт. Причем процесс разработки в законе не описан. Очевидно, авторам предоставлена полная свобода творчества. После этого разработчик направляет в министерство специальный документ – уведомление о разработке стандарта – и публикует подготовленный проект. Потом должно пройти публичное обсуждение готовящегося стандарта, по завершении которого в министерство должно быть направлено соответствующее уведомление. Далее проект дорабатывается, затем вновь публикуется. И лишь после этого направляется в Минфин на утверждение.

– Получается, роль Минфина сводится лишь к утверждению разработанных стандартов?

– Совсем нет. Во-первых, после завершения всех перечисленных процедур проект федерального стандарта проходит экспертизу в Совете по стандартам бухучета, который будет создан при Минфине. И только в случае одобрения проект поступает на утверждение. Однако и после этого он может быть отклонен, если в нем каким-то чудом после стольких мытарств обнаружатся несоответствия законодательству.

Во-вторых, Минфин наделяется правом самостоятельно разрабатывать федеральные стандарты. Но только в двух случаях: если стандарт утверждается для применения организациями государственного сектора, а также если за разработку стандарта не возьмется ни один из субъектов негосударственного регулирования бухучета. И мне думается, что второй вариант наиболее вероятен.

– Почему? Если судить по последним годам, сейчас все больше набирает популярность активное участие бизнес-собщества во внесении предложений и дополнений в проекты ведомственных документов.

– Потому, что в законе ни слова не сказано о финансовой стороне вопроса. То есть субъект негосударственного регулирования, который разработал стандарт и провел многочисленные и обязательные процедуры, о которых я уже говорил, не получит за свою работу ни копейки. Не предусмотрено даже компенсации затрат! Вы станете работать на таких условиях? Вот и субъекты негосударственного регулирования тысячу раз подумают, стоит ли этим заниматься за свой счет. Все-таки разработка стандарта – это не поправки и дополнения в уже существующий проект.

– Многих бухгалтеров обрадовало, что применение унифицированных форм первичной учетной документации теперь не является обязательным. Как Вы относитесь к этим изменениям?

– Действительно, использование форм, содержащихся в альбомах унифицированной первичной учетной документации, теперь не обязательно. Напомню, что в старом законе была норма о том, что первичный документ принимается к учету, если он составлен по форме, содержащейся в альбоме. В соответствии с новым законом «первичка» может быть составлена в свободной форме. Разумеется, при этом она должна содержать все обязательные реквизиты.

Вместе с тем закон не запрещает и использование первичных учетных документов, содержащихся в альбомах. Но теперь их можно будет изменять с учетом потребностей экономического субъекта. Естественно, все обязательные реквизиты, перечисленные в законе, должны сохраняться. Кстати, формы первичных учетных документов должен утвердить руководитель экономического субъекта.

Соглашусь, что такое новшество можно оценить только положительно. Большинство форм документов, содержащихся в альбомах, было разработано еще в советское время. Значит, и толковать их следовало с учетом советского способа ведения хозяйства. Иначе просто невозможно понять, откуда взялись многие составные части, а иногда и целые документы, и какая фантазия их породила. Это в первую очередь относится к печально известному акту ОС-1 и абсолютно бессодержательному документу под названием «Акт о приемке выполненных работ» по форме КС-2, у которого даже в названии правовое содержание отсутствует напрочь. Я уже не говорю о том, что многие формы из альбомов просто невозможно заполнить. Вы видели когда-нибудь путевой лист грузового автомобиля, да еще полностью заполненный? Или классическую накладную по форме ТОРГ-12? Потому что их никто не может заполнить! А в результате – порок формы документа со всеми вытекающими последствиями.

– Нельзя не вспомнить о требованиях к главным бухгалтерам, которых в старом законе не было вообще. Расскажите о них подробнее.

– Теперь главбух, работающий в организации, ценные бумаги которой торгуются на рынке, обязан иметь высшее профессиональное образование (не обязательно профильное) и определенный стаж работы, связанной с ведением бухгалтерского учета, составлением бухгалтерской (финансовой) отчетности либо с аудиторской деятельностью. Но при этом закон не уточняет, что именно можно считать работой, связанной с ведением бухучета. Разумеется, такой работой можно считать, например, работу помощника главбуха, бухгалтера по учету отдельных участков. А если я, например, читаю лекции по бух­учету? Это связано с ведением учета либо с составлением отчетности? А работа по написанию аналитических материалов?

Еще один момент: ни новым законом «О бухгалтерском учете», ни какими-либо иными нормативными актами ответственности за нарушение этих требований не предусмотрено. Видимо, это будет сделано несколько позже. Также не известно, кто и как будет проверять, соответствует ли главбух этим требованиям. Другой вопрос, на который пока нет ответа: на кого (проверяющих или проверяемых) ляжет бремя доказывания того факта, что лицо, ведущее бухгалтерский учет, соответствует предъявляемым требованиям?

– Да уж, вопросов пока больше, чем ответов. Это доказывает, что закон был принят в довольно «сыром» виде.

– Именно так. В подтверждение Ваших слов приведу еще один пример. В статье 2 нового закона сказано, что его действие распространяется в том числе на предпринимателей и лиц, занимающихся частной практикой (нотариусов, адвокатов и иных частнопрактикующих специалистов). Но в то же время есть норма, на основании которой эти лица могут не вести бухучет, если они ведут учет доходов и расходов в соответствии с Налоговым кодексом. А теперь назовите мне хоть один режим налогообложения, при котором не надо вести налоговый учет. Вот и я не знаю таких! Можно, конечно, представить ситуацию, когда, например, ИП в нарушение требований налогового законодательства не ведет учет доходов и расходов, но в то же время в соответствии с требованиями статьи 2 ведет бухучет. Но от реальности такое положение будет уж очень далеко.

Получается, что действие закона на лиц, занимающихся частной практикой, не распространяется, хотя в статье 2 сказано прямо противоположное.

– Расскажите о других нестыковках в новом законе. Например, о датах начала и прекращения ведения бухучета.

– В новом законе установлены даты начала и прекращения ведения бухучета. Учет ведется с даты госрегистрации экономического субъекта до – цитирую – «даты прекращения деятельности в результате реорганизации или ликвидации». Точка. И все было бы хорошо, если бы действие закона не распространялось на лиц, занимающихся частной практикой. А они, как известно, не ликвидируются, а прекращают деятельность. Например, в отношении ИП госрегистрации подлежит прекращение деятельности в качестве предпринимателя.

Разумеется, лицо, занимающееся частной практикой, можно и ликвидировать, но это скорее относится к уголовно-правовой сфере и к бандитским 90-м, чем к законодательству о бухучете. Хотя, может, законодатель решил ликвидировать частнопрактикующих специалистов как класс?

Другой пример. В предпоследней статье нового закона перечислены законодательные акты или их отдельные положения, которые утрачивают силу после его вступления в силу. Там упомянут старый закон о бухучете, а также все законы, вносившие в него изменения. Все, кроме одного: самого последнего – от ноября 2011 года. Здесь стоит вспомнить, как принимался новый закон. Он прошел первое чтение летом 2011 года, а второе и третье – как раз в конце ноября. И о последнем документе, изменившем старый закон, законодатели просто забыли.

– Какие еще принципиально новые обязанности установлены для хозяйствующих субъектов?

– В статье 19 нового закона закреплена обязанность экономического субъекта организовать и осуществлять внутренний контроль совершаемых фактов хозяйственной жизни. Данная норма является новшеством. В старом законе подобного требования нет, а порядок организации внутреннего контроля предусмотрен только для некоторых категорий экономических субъектов: кредитных организаций, клиринговых компаний и прочих.

Примечательно, что порядок организации внутреннего контроля в новом законе отсутствует. Очевидно, он должен быть разработан самостоятельно и зафиксирован во внутренних документах экономического субъекта. Следует отметить, что в упомянутой норме речь идет только о фактах хозяйственной жизни и не упоминаются прочие объекты учета, такие, как активы и обязательства, доходы и расходы, источники финансирования. Видимо, законодатель считает, что их контролировать не надо.

Кстати, и здесь не обошлось без неточности в терминологии. Дело в том, что фактами хозяйственной жизни могут быть не только сделки и операции, осуществление которых зависит от воли человека, но и события, способные оказать влияние на финансовое положение экономического субъекта (например, истечение сроков исковой давности, в результате чего взыскание задолженности в судебном порядке становится невозможным). А по отношению к событиям термин «совершаемые», употребленный в статье 19, неприменим.

– «Упрощенцев» новый закон затрагивает?

– К сожалению, да. В старом законе было сказано, что организации, применяющие УСН, освобождаются от обязанности ведения бухгалтерского учета (за исключением учета основных средств и нематериальных активов). Теперь же им придется вести бухучет в полном объеме. Никаких исключений для них больше нет.

Хотел бы сказать еще о двух новшествах. В-первых, стоит обратить внимание на статью первую нового закона. В ней определены, в частности, цели и предмет документа. Удивительно, но в старом законе они вообще не были прописаны. Там лишь указывались цели законодательства о бухучете в целом. К ним относились обеспечение единообразного ведения учета, обеспечение сопоставимости информации об объектах учета и т.п. Но эти цели относились не столько к законодательству о бухгалтерском учете, сколько ко всей системе регулирования бухучета в России. Теперь же цели закона о бухгалтерском учете определены. Это установление единых требований к учету, в том числе к отчетности, а также создание правового механизма регулирования бухучета. Фундаментом такого механизма как раз и является новый закон. На его основе должны быть приняты иные нормативные акты, регулирующие организацию и ведение бухучета экономическими субъектами.

Во-вторых, в новом законе появился перечень обязательных реквизитов регистров бухгалтерского учета. Связано это с тем, что вести регистры по типовым формам теперь не нужно. Их, так же как и формы первичных документов, должен утвердить руководитель экономического субъекта.

– Какие нормы старого закона не воспроизведены в новом? С чем бухгалтерам придется расстаться?

– В новом законе нет информации о том, кто и как утверждает учетную политику экономического субъекта. Напомню, что в старой версии документа было сказано, что принятая организацией учетная политика утверждается приказом или распоряжением лица, ответственного за организацию учета. Видимо, это должно делаться в прежнем порядке.

Не совсем понятно содержание такого реквизита первичного документа, как подпись ответственного лица. Дело в том, что в новом законе не оговорено, должна ли она быть собственноручной или допускается использование факсимиле. В старом же законе было четко указано, что подписи должны быть личными. Могу предположить, что «живая» подпись теперь не обязательна.

Еще один момент: в старом законе был установлен запрет на внесение исправлений в кассовые и банковские документы. Удивительно, но новый закон аналогичного ограничения не содержит. Однако это не означает, что такие документы можно исправлять. Запрет на это по-прежнему существует. Он закреплен в Порядке ведения кассовых операций в РФ.

В соответствии со старым законом ответственность за организацию хранения учетных документов, регистров бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности возлагалась на руководителя организации. В новом законе такого положения нет. Сказано лишь, что обеспечение сохранности документов вменяется в обязанность экономического субъекта. Но это вовсе не означает, что с руководителя такая ответственность снимается. Понести наказание придется лицу, которое отвечает за соблюдение правил хранения документов экономического субъекта (например, бухгалтер, если по своим должностным обязанностям он отвечает за соблюдение правил хранения бухгалтерской документации). Если же такая обязанность не возложена ни на одного работника (либо работники в экономическом субъекте отсутствуют), нести ответственность придется руководителю.

Беседовала Наталья Свистунова
на
Электронная подписка за 8400 руб. Печатная версия за YYY руб.

  3 голоса

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.