• Журнал «Делопроизводство и документооборот на предприятии» март 2018

Последствия отсутствия бумажного оригинала банковской гарантии при наличии заверенной скан-копии

  • 0 комментариев
  • 339 просмотров
  • Храмцовская Наталья | к.и.н., ведущий эксперт по управлению документацией компании «ЭОС», эксперт ИСО, член Международного совета архивов


Использование смешанного документооборота порой играет с организациями злую шутку. Арбитражный суд г. Москвы в ноябре 2015 года рассмотрел дело № А40-71267/15, в котором попытка взыскать с ОАО «О.К. Банк» по выданной им банковской гарантии убытки по госконтракту натолкнулась на проблему: банк отказался возмещать убытки на том основании, что ему не был представлен подлинник банковской гарантии на бумажном носителе.

Все начиналось банально. В обеспечение исполнения госконтракта компанией «ЭнергоКредитСервис» на электронной площадке www.sberbank-ast.ru была представлена банковская гарантия, выданная ОАО «О.К. Банк». Информация о ней была опубликована на официальном сайте www.zakupki.gov.

В соответствии с п. 1 банковской гарантии:

  • банк принял на себя обязательство возместить Управлению Федерального казначейства по Республике Мордовия (УФК) убытки в случае неисполнения / ненадлежащего исполнения ООО «ЭнергоКредитСервис» своих обязательств по госконтракту;
  • при этом к требованию к банку об уплате денежной суммы по гарантии должен быть приложен оригинал банковской гарантии.

В связи с неисполнением ООО условий контракта УФК направил банку требование о выплате по банковской гарантии более 288 тыс. руб. Но банк в феврале 2015 года отказался это сделать, сославшись в т.ч. на непредставление оригинала банковской гарантии (у УФК была только ее ксерокопия).

Арбитражный суд г. Москвы встал на сторону банка из-за отсутствия у УФК бумажного оригинала этого документа. Позже его поддержали Девятый арбитражный апелляционный суд и Арбитражный суд Московского округа.

И только дойдя в ноябре 2016 года до Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ, оценка событий изменилась на противоположную – вот аргументы:

  • банк с использованием государственной информационной системы выразил волю на выдачу банковской гарантии (включил все сведения о ней в государственный реестр, находящийся в открытом доступе, создал электронный образ гарантии, выполненной на бумажном носителе путем сканирования с сохранением всех реквизитов);
  • подписал этот образ усиленной электронной подписью и направил его через систему электронного документооборота, доведя тем самым эту информацию и до УФК;
  • банк не отрицал факт выдачи гарантии (да это было и бессмысленно после регистрации документа в государственной информационной системе).

В итоге Судебная коллегия ВС РФ посчитала, что у судов не имелось оснований не признавать юридическую силу банковской гарантии – именно ввиду наличия волеизъявления самого банка, подтвержденного его же электронными сообщениями, и направила дело на новое рассмотрение. В результате иск о взыскании долга и неустойки по банковской гарантии был удовлетворен (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 31.08.2017 № 09АП-37159/2017 по делу № А40-71267/15).

  нет голосов

Нет комментариев
Свернуть форму комментария Комментировать

  • Добавить
Закрыть
Закрыть

  • Отправить
Закрыть

Подписка


на журналы


Все поля обязательны.
Закрыть

Задать вопрос для интервью
  • Отправить
9 Мая – Всероссийский праздник День победы.